Дж.Лэрд. Телепортатор "Лейтон Инкорпорейтед"



Сборник героико-приключенческой фантастики.
Дж. Лэрд. Ричард Блейд. БЕГЛЕЦ. Спб. - АО "ВИС", 1994.

Двадцать семь миров распахивали перед ним свои врата; он странствовал по их бескрайним океанам и континентам, сражался и любил, спасался бегством и искал сокровища, обретал и терял друзей, карал несправедливость, бился с людьми и чудовищами, водил армии в сражения и сидел в осаде, штурмовал замки средневековых баронов и базы инопланетных пришельцев. Пираты Альбы, дикие конникимонги, амазонки Меотиды и Брегги, ньютеры Тарна, катразские хадры, гладиаторы Сармы, чудодеи Иглстаза подчинялись ему, шли за ним, обуреваемые тягой к свободе, к золоту или власти. Он был героем и победителем, властелином и полководцем, конкистадором и неутомимым любовникам, ибо всегда рядом с ним находилась прекрасная женщина. Но иногда, спасая свою жизнь, он хитрил и отступал...
Итак, Ричард Блейд, беглец.

М. Нахмансон, составление и предисловие
Дж. Лэрд, оригинальный русск. текст.

БЕГЛЕЦ

Ричард Блейд прожил четыре жизни.
Первая началась в весеннем Ковентри, в 1935 году, когда крохотное существо с блестящими темными глазенками впервые появилось на свет, суливший так много чудес - и, в порядке исключения, выполнивший свои обещания. Правда, чудеса эти, по большей части, оказались недобрыми.
Он рос крепким пареньком. Родительский дом, школа, нелегкие военные годы - все это промелькнуло стремительно и незаметно, как часто бывает в детстве. Потом - Оксфорд, пять лет напряженных занятий, спорт, девушки, книги, преддверие возмужания... В конце 1956-го он перешагнул порог школы "Секьюрити Сервис", выбрав себе профессию, еще не зная, что принесет ему в будущем загадочный и романтичный титул "агента секретной службы Ее Величества". Начиналась новая, взрослая жизнь, в десятилетие которой уместились смертельно опасные - и такие захватывающие! - операции в Африке и Америке, Европе н Юго-Восточной Азии, на суше, в воздухе и на воде но, как не без юмора заметил шеф Блейда, "в основном - в сумерках".
Операции? Это сухое профессиональное определение ни в малейшей степени не соответствовало роду его занятий. Ибо те операции, которыми занимался Ричард Блейд, всегда граничили с авантюрой. Он и был авантюристом, чаще всего работавшим в одиночку, умевшим с успехом использовать все, чем так щедро одарила его природа: недюжинный ум и мужское обаяние, физическую мощь, фантастическую скорость реакции, несокрушимое упорство, хитрость и умение выжить в любой ситуации. К тридцати трем годам он стал агентом суперкласса, своеобразным "смертельным оружием" британской разведки, и получил право самостоятельного выбора заданий.
Он выбрал. Вернее, не отказался от того, что было предложено, словно по наитию ощутив всю невероятность новой, третьей жизни, приоткрывшей перед ним двери в неведомые миры. Он не знал, что ждет его там, рай или ад; он не ведал, как выживет в тех чуждых реальностях, куда забрасывал его, нагого и безоружного, удивительный аппарат, творение полусказочного гнома из подземелий Тауэра. Но было ли это важным? Не сад Эдема и не преисподнюю искал Ричард Блейд, ибо и то, и другое он мог обрести на Земле; его манило необычное, неиспытанное, рискованно-острое...
Горизонты двадцати семи миров распахивались перед ним; он странствовал по их бескрайним океанам и континентам, сражался и любил, спасался бегством и искал сокровища, обретал и терял друзей, карал несправедливость, бился с людьми и чудовищами, водил армии в сражения и сидел в осаде, штурмовал замки средневековых баронов и базы инопланетных пришельцев. Пираты Альбы, дикие конникимонги, амазонки Меотиды и Брегги, ньютеры Тарна, катразские хадры, гладиаторы Сармы, чудодеи Иглстаза подчинялись ему, шли за ним, обуреваемые тягой к свободе, к золоту или власти. Он был героем и победителем, властелином и полководцем, конкистадором и неутомимым любовником. Он был...
Важно, однако, кем он стал. Пожилым человеком, достаточно крепким, чтобы прожить еще долгие десятилетия на Земле, но дороги в иные миры закрылись перед ним навсегда. Так кончалась его третья жизнь: пятнадцать лет странствий и необычайных приключений, потом - еще восемь, томительных и бесплодных, проведенных в кресле высокопоставленного чиновника. Он сильно изменился; слишком резким был переход, слишком мучительной - надежда повторить то, что ушло безвозвратно, просочилось в песок времен вместе с юностью, молодостью, зрелыми годами.
Он ничего больше не ждал от жизни. Но случилось так, что восемь последних лет оказались не прелюдией к старости, а увертюрой к новым странствиям. Он совершил их не в том теле, что принадлежало ему от рождения - ну так что ж? Другая плоть и немного иной облик не были слишком серьезной платой за возвращенную молодость, за прелесть новых странствий, за чудо четвертой жизни, дарованной ему судьбой. Его новые путешествия начались с Айдена, прекрасного и загадочного мира, ставшего для него вторым домом; поэтому сам Блейд именует этот период своей жизни айденским. И мы, следуя его дневниковым записям, поступим так же.
В наших хрониках будут описаны все его приключения, о которых удастся получить достоверную информацию - сорок, пятьдесят или шестьдесят эпизодов, каждый из которых достоин отдельного повествования. Естественным образом они распадаются на три сериала или части: первую, касающуюся деятельности Ричарда Блейда на Земле в период между 1956 и 1968 годами; вторую, посвященную описаниям его двадцати семи путешествий в миры иной реальности, которые он совершил с 1968 по 1982 год; и, наконец, третью - Айденский цикл. Эта хронологическая последовательность содержит, однако, и некоторую дополнительную структуру, иногда перекрывающую все три части вышеупомянутых хроник. Айденский цикл открывает трилогия "Наследство бар Ригона", "Океаны Айдена" и "Лотосы Юга", в которой изложена история первых странствий Блейда по этому миру; она полностью относится к третьему сериалу. Однако другая трилогия ("Операция "Немо", "Телепортатор "Лейтон Инкорпорейд" и "Одна душа, два тела"), посвященная весьма любопытным встречам нашего героя с пилотами НЛО, растянута во времени больше чем на тридцать лет; действие первой новеллы происходит осенью 1961 года, второй эпизод датирован ноябрем 1972 г., третий произошел в середине девяностых годов. То же самое можно сказать и о дилогии "Бронзовый топор" и "Возвращение" ("Бронзовый топор-2*); действие первого романа относится к 1968 году, второго - к самому концу нашего века.
Не будем, однако, предвосхищать событий; вначале мы опишем в своих хрониках те двадцать семь путешествий, которые Блейд совершил в сравнительно молодом возрасте, в связи с чем этот сериал называется "МОЛОДЫЕ ГОДЫ РИЧАРДА БЛЕЙДА". Естественно, личность его за эти пятнадцать лет совершила определенную эволюцию; он прошел ряд стадий возмужания, так что тридцатитрехлетний Блейд, начавший свои странствия путешествием в Альбу, во многом отличается от сорокасемилетнего человека, который, рискуя своим разумом и жизнью, отправился в Уренир. Мы условно разбили его приключения на семь-девять этапов, именуя каждый той главной особенностью или чертой характера Блейда, которая проявлялась в каждом конкретном случае. В своих первых странствиях - в Альбу, Кат и Меотиду он был, пожалуй, всего лишь "агентом Ее Величества"; поток он заслужил более почетные титулы - герой, победитель, властелин; пока не удостоился наивысшего из всех, - странник.
Но до того, как он стал властелином и странником, ему пришлось пережить и испытать многое; в том числе - потери, разочарование, бегство. Итак, РИЧАРД БЛЕЙД. БЕГЛЕЦ.
М. Нахмансон, составитель, автор, переводчик.

ТЕЛЕПОРТАТОР "ЛЕЙТОН ИНКОРПОРЕЙТЕД"

Предисловие биографа Ричарда Блейда

История десятого путешествия Ричарда Блейда, состоявшегося в конце 1972 года, является самым крупным из всех опубликованных к настоящему времени материалов о Вечном Страннике. Она также весьма сложна, ибо по ходу дела Блейд вспоминает о событиях минувших лет, случившихся на Земле, но тесно связанных с тем, что он обнаружил в мире Талзаны. Эти его воспоминании приведены во вступлении и двух главах, которые имеют дополнительные подзаголовки: ретроспекция первая, вторая и третья.
Непосредственным поводом для путешествия послужило испытание телепортатора, который, наконец, был разработан одним из дочерних подразделений научного центра Лейтона. И хотя в процессе своей работы Блейд столкнулся с такими невероятными вещами, что они частично заслонили первоначальную цель, мы все же оставили за этой историей название "Телепортатор "Лейтон Инкорпорейд", ибо телепортатор или Старина Тилли, как ласково называет его наш герой, - все-таки послужил первопричиной десятого странствия.
Впрочем, необходимость данного предисловия вызвана вовсе не вышеприведенными замечаниями - обо всем этом читатель может узнать сам, прочитав роман. Легко, однако, заметить, что наша десятая хроника содержит определенную недоговоренность; далеко не все становится ясным к ее концу, не все секреты раскрываются, не со всех тайн сбрасываются покровы. Поскольку исследования, проведенные Блейдом в конце 1973 года, имеют прямое касательство к каждому обитателю Земли, мы должны сразу предупредить: в "Телепортаторе" изложена только первая половина правды.
Что касается второй половины, то Блейд выясняет ее именно сейчас. В начале этого, 1994 года, он отбыл на Марс с секретной миссией, имеющей прямое отношение и к его странствиям в реальностях Измерения Икс, и к событиям, произошедшим более двадцати лет тому назад в период, когда он находился в мире Талзаны. Описание его новых приключений будет дано в хронике "Одна душа, два тела", которая, вместе с настоящим романом, образует дилогию. Отметим также, что эта дилогия сюжетно связана с еще двумя романами "Каин", который включен в настоящий том хроник, и "Ведьма Иглстаза", содержащий описание приключений Блейда в колдовском мире Майры.
Дж. Лэрд

ВСТУПЛЕНИЕ

Ретроспекция первая

Осень 1961 года, база ВВС США Лейк Плэсид, Земля.
- Мы рассматриваем это как бесспорное доказательство, - произнес полковник Стоун без особой уверенности в голосе.
Нахмурив брови, Блейд сосредоточенно уставился на закатанный в пластик зеленоватый прямоугольничек, лежавший в стеклянной витрине. Доллар? Доллар и ничего больше! Может, какая-то особо искусная подделка? Он поднял вопрошающий взгляд на Дэвида Стоуна, и тот, словно прочитав мысли гостя, покачал головой.
- Он самый настоящий, Дик... И, к счастью, почти новая купюра.
Ричард Блейд хмыкнул и украдкой посмотрел на часы. Было уже три, а с малышкой Кэти он договорился встретиться в половине шестого. Через час-полтора надо заканчивать рабочий день и готовиться к ночным трудам... Последнее свидание, как-никак; срок его командировки истекал, и завтра вечером ему предстояло отправиться в Лондон.
При мысли о приятных ночных трудах он усмехнулся, затем постучал пальцем по витрине, забранной пуленепробиваемым стеклом.
- Таких бумажек, Дэйв, бродит по свету раз в сто больше, чем жителей в вашей благословенной стране. Чем замечателен этот экземпляр? На него помочился сам вице-президент?
- Нечто вроде этого... - американец приподнял бровь. - Представьте, что вы - владелец бензоколонки и закусочной близ федерального шоссе Е255 это на юге Колорадского плато, между Альбукерке и Финиксом, на самой границе Аризоны и Нью-Мексико. Гиблые места, надо сказать... На двести миль в обе стороны - ничего, кроме песка, скал, кактусов и гремучек... Так вот, однажды у вашего крыльца приземляется летающая тарелка, симпатичный смуглый пилот заходит к вам в дом, снимает перчатки, шлем, протягивает этот доллар и на довольно приличном английском просит напиться. Стакан чистой воды, представляете!
- Видно, парня крепко допекло, - глубокомысленно заметил Блейд. - Вспотел по дороге с Фомальгаута. а термос с кофе забыл прихватить...
- Не зубоскальте, Дик! Все это случилось на самом деле с полгода назад. И владелица бензоколонки, некая мисс Ризотти, несмотря на свой юный возраст отнеслась к делу куда серьезней вас! Обернула банкнот пластиком, сунула в конверт и отправила нам - вместе, так сказать, с пояснительной запиской.
- Таких пояснительных записок я вам могу сочинить... - начал Блейд.
- Ну, ну, Ричард! Вы же профессионал! - американец, который был раза в полтора старше своего двадцатишестилетнего коллеги из Англии, позволил себе похлопать гостя по плечу. - Вспомните, я же сказал: заходит в дом, снимает перчатки...
- А!.. - произнес Блейд, досадуя на свой прокол. Он все уже понял.
Пригладив волосы, торчавшие седоватым ежиком, Стоун вытащил из кармана кожаный футляр на молнии - нечто вроде небольшого несессера. Раскрыв его, полковник выудил ключ, пинцет и маленький приборчик, похожий на цилиндрический фонарик четырехдюймовой длины. С важной сосредоточенностью он вставил ключ в фигурный паз под витриной, повернул, и верхняя рама с толстым стеклом послушно, сдвинулась в сторону. Затем Стоун поднес головку своего фонарика к редкостному экспонату, держа ее на расстоянии полуфута от блеклой сероватой поверхности и направляя на правый край. Он щелкнул рычажком.
- Видите? - Купюра лежала портретом Вашингтона вверх, и теперь, чуть ниже яркой зелени номера, слабо замерцал прихотливый узор волнистых линий. Отпечатки среднего и указательного пальчиков мисс Ризотти, - пояснил полковник. - А тут... - он ловко подцепил пинцетом запрессованный в пластик доллар, перевернул и посветил с другой стороны, - тут отпечаток ее большого пальца.
Блейд кивнул. Судя по отпечаткам, у Мисс Ризотти были весьма изящные ручки. Если и все остальное на том же уровне, он не отказался бы познакомиться со свидетельницей... потолковать с ней наедине о летающих тарелках и симпатичных смуглых пришельцах... скажем, из Англии!
Кстати, как эта девица справляется одна на бензоколонке? Или не одна? Кажется, Стоун ничего не говорил по этому поводу...
Он поднял голову и оглядел помещение - подземный каземат с облицованными кафелем стенами. Комната была невелика и представляла в сечении круг диаметром двенадцать футов; Блейд знал, что она является одним из многих хранилищ, глубоко упрятанных под массивным бетонным кубом административного здания Группы Альфа - спецподразделения американских ВВС, занимавшихся исследованием НЛО, неопознанных летающих объектов. По сути дела, это был целый научный институт, где большинство ученых носили мундиры, но не ведали ни тягот армейской дисциплины, ни того, где у автомата приклад. От них требовались только две веши: работа и сохранение секретности.
Отведенное Альфе здание находилось за тройным кордоном постов и служило всего лишь фасадом данного проекта. Из него по внутреннему переходу, охраняемому взводом зеленых беретов, можно было попасть на Первый подземный уровень - с библиотекой и залом для закрытых совещаний. На уровнях два, три и четыре располагались лаборатории - химического, спектрального и рентгеноструктурного анализа, биологических и медицинских исследований, консервации экспонатов, кино и фоторабот, мощный вычислительный центр и бог знает что еще. Все это было оснащено лучшей аппаратурой - на деньги налогоплательщиков и с истинно американским размахом.
Еще ниже на двух уровнях располагались хранилища - начиная от гигантского ангара с грудой покореженного железа посередине и кончая небольшими каморками вроде той, в которой они сейчас стояли. Блейд полагал, что существует еще один суперсекретный уровень, на котором, вероятно, держат тонн сто взрывчатки - чтобы пустить на воздух Альфу со всеми ее тайнами, если русские выбросят десант над холмами Висконсина.
- А теперь, Дик, следующий номер, - неутомимый Стоун вернул доллар на прежнее место, опять же портретом вверх, и поднес приборчик к благородным чертам Джорджа Вашингтона. Их перекрывал четкий овальный след с совершенно необычным рисунком крохотные звездчатые образования, пятиугольные и шестиугольные, соединенные плавными линиями, в которые переходили вершинки звезд.
- Любопытная штучка... - задумчиво протянул Блейд, не спуская загоревшихся глаз с руки полковника.
- Еще бы! - тот, довольный, что удивил гостя, постучал пинцетом по доллару. - Этот раритет, мой дорогой, видело не больше дюжины человек, включая саму мисс Ризотти и президента Соединенных Штатов!
- Да я не о нем... - Блейд мстительно усмехнулся. - Приборчик у вас интересный, Дэйв. Что-то новое в криминалистике?
- Ах, это... - физиономия у Стоуна слегка вытянулась. - "Светлячок", ультрафиолетовый излучатель для экспрессного поиска отпечатков... Да, мы начали получать их не так давно.
- Вы позволите? - Блейд осторожно взял у полковника фонарик, словно боялся случайно раздавить такую ценную вещь, оттиснул свой большой палец на стеклянной поверхности витрины и посветил. Из груди его вырвался преувеличенно восхищенный вздох. - Великолепно! Просто, быстро и чисто - никакого порошка!
- Дарю! - теперь усмехнулся Стоун - с видом щедрого американского дядюшки, готового облагодетельствовать нищего племянника из Европы. - У меня таких полный стол... и устройство несекретное... Только раз в полгода не забывайте менять батарейку, Дик. - Он снова прикоснулся пинцетом к своей однодолларовой драгоценности. - Но что вы скажете насчет этого?
- Хммм... Звезды и полосы... - Блейд сфокусировал невидимый луч "светлячка" на лбу первого американского президента. - Забавно, очень забавно... - протянул он без всякого энтузиазма.
- Вы тоже заметили? - Стоун, несмотря на возраст, едва не танцевал на месте от возбуждения. - Наши эксперты закодировали этот объект именно так: "звезды и полосы"! Конечно, расположение иное, чем на национальном флаге, но что-то есть...
- Необычный отпечаток, согласен, - Блейд небрежно кивнул головой, - но можно ли принять его в качестве бесспорного доказательства? После того, как вы показали мне этих боливийских монстров...
- Однако, Ричард! - полковник протестующе вскинул руки. - То, что вы видите - только зримый и вещественный символ этого доказательства! Есть еще протоколы опросов свидетельницы, результаты анализов частиц кожи и выделений потовых желез, десятки экспертиз... Сотни страниц документации! И сейчас я все это вам представлю, мой мальчик.
Ричард Блейд обреченно вздохнул, опуская в карман подаренный "светлячок". После двухнедельного пребывания на базе ВВС США Лейк Плэсид он уже не верил в инопланетных пришельцев. Но Соединенные Штаты были большой страной и имели право на большие ошибки, а Дэйв Стоун, представитель армейской разведки, оказался чертовски симпатичным парнем. Он не имел докторской степени, но мог поистине гордиться своими познаниями в астрономии, механике, химии и лингвистике; жаль, что все эти таланты гробились на совершенно бесполезное, с точки зрения Блейда, дело. Язык у полковника тоже был подвешен превосходно, и в проекте Альфа он занимал одну из высших должностей - по связи с общественностью и прессой.
Блейда весьма удивил этот пост - ему было доподлинно известно, что Пентагон отрицает как само существование Группы Альфа, так и свой особый интерес к проблеме НЛО вкупе с летающими тарелками как таковыми. Но Стоун популярно разъяснил гостю, что как раз такое отрицание, правдоподобное, наукообразное и искреннее, и является его основным занятием. Точнее говоря, он подводил под него необходимый фундамент, попутно украшаемый всевозможными виньетками и загогулинами. Эта кампания тотальной дезинформации тоже осуществлялась с американским размахом: наемные журналисты писали нужные статьи, простосердечным гражданским экспертам подсовывались явные фальсификации, солидным ученым заказывались труды, высмеивающие и энлонавтов, и доверчивых земных простаков.
Но коронным номером Стоуна были несколько экзальтированных личностей, утверждавших, что они обладают бесспорными доказательствами пребывания на Земле космических пришельцев; некоторые из них якобы совершили полеты с зелеными человечками на Венеру и в другие приятные места. Такие фанатики нашлись даже в России, и Стоун регулярно подкармливал их разными идиотскими слухами - из десятых рук, разумеется. Как он объяснил Блейду, никто так не дискредитирует новые научные истины, как преданные им упрямые дураки и полузнайки; обыватель глядит на них, хохочет - и не верит ни единому слову. Мало кто откажется поразвлечься, послушав забавные истории про НЛО, зеленокожих инопланетян и их сексуальные обычаи; но слушать и верить - совсем разные вещи. И Дэйв Стоун трудился не покладая рук, чтобы представить общественности проблему НЛО в виде своеобразного водевиля или клоунады, достойной второй половины двадцатого века.
Когда Блейд поинтересовался, почему власти предержащие не возгласят правду народам Земли, Стоун коротко заметил: "Мы вовсе не хотим, чтобы началось светопреставление". Правда, подумав, он добавил, что дело заключается скорее в проклятых атеистах по ту сторону железного занавеса, не верящих ни в бога, ни в дьявола, ни в демократию, ни космический разум, а поклоняющихся только плановой экономике. Пусть эти неверящие пребывают в приятном заблуждении, что НЛО - плод ловких фальсификаторов и падких на нездоровые сенсации западных журналистов; когда придет время торжества истины, они отстанут на десятилетия.
Сам Дэвид Стоун не сомневался, что истина когда-нибудь восторжествует, ибо был душой и телом предан проекту Альфа.
* * *
Просмотр сопроводительной документации к доллару мисс Ризотти грозил затянуться до вечера. Наконец Блейд намекнул, что от звезд и полос, изображенных во всевозможных ракурсах и при различном увеличении, у него уже рябит в глазах, после чего был милостиво отпущен. Он уселся в серо-стальной "форд", предоставленный командованием базы, миновал три внутренних кордона (на каждом приходилось предъявлять особый пропуск), массивные металлические ворота, запретную зону шириной полмили и пост на выезде из нее. Затем он оказался на шоссе и погнал к городу.
На свидание с Кэти он слегка опаздывал, однако надеялся, что содержимое маленькой коробочки, затаившейся в его кармане, позволяет твердо рассчитывать на прощение. Поэтому, минуя одну за другой улицы Лейк Плэсида - оживленного городка со стотысячным населением Блейд размышлял не столько о предстоящем объяснении с девушкой, сколько о превратностях судьбы, забросившей его на этот раз в просторы Висконсина.
Года два назад США, совместно с европейскими союзниками, приступили к созданию единой системы воздушного оповещения и противоракетной обороны НАТО в рамках так называемого проекта "Эйр Сэйфети". К лету шестьдесят первого года его первая часть уже была реализована, и автоматические радары, соединенные с компьютерами второго поколения, успешно сканировали любые объекты на высоте до двух миль над контролируемой территорией. Однако европейские партнеры неожиданно столкнулись с неким любопытным обстоятельством: распознающие системы, программирование которых выполняли американцы, в определенных случаях блокировали все активные средства поражения вероятного противника
Сначала возникло подозрение, что ИБМ поставила некачественные или плохо проверенные программы, но представители фирмы тут же предъявили технический проект, одобренный и подписанный заказчиком министерством обороны Соединенных Штатов. При более внимательном изучении сего любопытного документа выяснилось, что блокировка ракетных шахт "Эйр Сэйфети" предусмотрена в связи с возможным обнаружением инопланетных НЛО. Европейские стратеги изумились, в результате чего Англия и Франция направили заокеанскому союзнику согласованную ноту, в которой в чрезвычайно дипломатической форме ставился только один вопрос: в своем ли вы уме, джентльмены? В ответ из Пентагона поступило краткое и сухое предложение прислать по паре экспертов для ознакомления с материалами, хранящимися на базе ВВС США в Лейк Плэсиде. Английские и французские делегации должны были появиться на базе порознь, с разрывом в месяц; вторым условием американской стороны было требование о неразглашении сведений сверх заранее установленного круга лиц
Возможно, инцидент с "Эйр Сэйфети" послужил всего лишь благовидным предлогом для демонстрации европейской стороне ЛейкПлэсидского музея; не исключено, что и программы, блокирующие стрельбу по неопознанным целям, были разработаны специально, чтобы показать, с какой серьезностью США относятся к проблеме гипотетических инопланетных пришельцев. Как бы то ни было, Блейда назначили одним из двух представителей от Великобритании, ибо сложившаяся ситуация относилась к компетенции отдела МИ6, в котором он числился уже три года - после окончания разведшколы "Секьюрити Сервис". Это подразделение британской секретной службы занималось нестандартными операциями - а что может быть необычней экспертизы по части уфологии? В анналах МИ6 эта операция числилась под кодом "Немо", хотя правильней было бы назвать ее "УФО", по англоязычной аббревиатуре термина "неопознанные летающие объекты". Однако Дж., осторожный и многоопытный шеф Блейда, всячески старался избежать любых намеков на истинную цель поездки своего сотрудника, и выбрал совершенно нейтральное наименование. Блейд же про себя называл всю эту дурацкую затею операцией "Уфф!" - и не без оснований. Пять ночей, которые он провел с Кэти, были одним сплошным "уфф!"; иногда утром его даже пошатывало. Впрочем, эта наиболее привлекательная часть командировки его вполне устраивала, хотя он и не предполагал отражать ее в официальном отчете.
Вторую вакансию от Британии должен был занять некий важный специалист, физик, кибернетик и вообще крупная шишка; вдобавок - доверенное лицо самого премьер-министра. Однако в последний момент сей ученый муж прислал раздраженную телеграмму, вполне достойную пера профессора Челленджера, - что-то насчет того, что он не желает потакать заокеанским микроцефалам и отвлекаться из-за их гнусных и недостойных инсинуаций от гораздо более важных занятий. В результате произошли два события: Блейд впервые услышал имя лорда Лейтона и отправился за океан в гордом одиночестве.
Он был молод, но обладал быстрым умом и воображением - незаменимыми качествами хорошего разведчика. А посему его томило предчувствие, что мудрый родной Альбион передвинул его через Атлантический океан словно пешку в сомнительной партии. Причина поездки была крайне странной, и по сему поводу Англия сделала завуалированный намек, послав юного капитана из МИ6 - вместо двух генералов, от армии и от науки.
Блейд, однако, поехал с охотой, ибо был весьма любознательным молодым человеком. И надо сказать, что поначалу увиденное в Лейк Плэсиде поразило его. Кроме гигантской картотеки - невероятного скопища книг, газет, машинописных документов, фотографий и пленок, - здесь имелся целый склад артефактов - обломков летательных аппаратов, странных приборов и инструментов, деталей снаряжения предполагаемых инопланетян, а также их сморщенные, высохшие и обгорелые тела в количестве пяти экземпляров. Тем не менее, ни один из американцев, включая и Дэйва Стоуна, не мог дать ясного ответа, что же собрано на этой свалке: бесспорные свидетельства катастроф, кои претерпели на Земле межзвездные странники, или пестрая смесь забавных мистификаций и неудачных попыток разного рода фанатиков изобрести нечто сногсшибательное. По наивности Блейд сперва полагал, что тела - во всяком случае, тела! - неопровержимо доказывают факт посещения, ибо они имели явно неземной вид. Однако полковник Стоун, приставленный к нему в качестве сопровождающего и экскурсовода по этому инопланетному зверинцу, показал ему пару законсервированных трупов боливийских индейцев, пораженных какой-то странной болезнью; Блейд не запомнил ее названия, хотя присутствующий при этой демонстрации врач-патологоанатом разразился латинскими терминами длиной в милю. Эти тела походили на человеческие еще меньше, чем зеленокожие гости из космоса.
Блейд чувствовал, что вернется в Лондон с изрядной сумятицей в голове, и пока совершенно не представлял, что напишет в отчете. С каждым днем ему становилось все ясней, что увеселительной прогулки не получилось, и что дома его ждет не слишком приятная роль козла отпущения.
Единственным приятным моментом его заокеанского вояжа являлось знакомство с Кэти - длинноногой брюнеткой с покрытой золотистым загаром нежной кожей, которая подвизалась в качестве фотомодели в каком-то местном рекламном агентстве. Из доверительных допостельных бесед, которые они вели в первые три-четыре дня, Блейд выяснил, что Кэти, как и он сам, появилась в Лейк Плэсиде недавно, передислоцировавшись сюда из Калифорнии в поисках работы. Здесь она еще не завела приятеля - хотя для девушки с такой внешностью это проблем не представляло: возможно, обоюдное одиночество подстегнуло их скоропалительный роман. Они оба не любили спать на холодных простынях.
Блейд, циник по складу характера, весьма критически относился к ученым рассуждениям Стоуна, бескорыстного энтузиаста уфологии, но Кэти он верил - в общем и целом. Каждую ночь она дарила ему столь веские и бесспорные доказательства своего расположения, что он почти не сомневался в истинности ее истории. Бесспорно, такой темперамент мог быть только у калифорнийки с каплей огненной испанской крови в жилах! Может быть, бедная девочка чуть-чуть и приврала - Блейд полагал, что она сбежала из Лос-Анжелеса не в поисках работы, а спасаясь от какого-то настырного поклонника с большим пистолетом в кармане. С другой стороны, она могла говорить чистую правду, ибо в Лос-Анжелесе и Голливуде даже таких красоток мерили тоннами, а в Висконсине горячие смуглянки с карими глазами были в большой цене.
Как удачно, что он ее повстречал! Ночи, проведенные с Кэти, вполне искупали томительные дневные занятия уфологией под руководством неутомимого Стоуна, просмотр бесконечных архивов и лицезрение обгорелых железяк, неаппетитных монстров, тоже обгорелых, и подозрительных долларовых купюр. Однако и у Кэти имелся недостаток - она живо интересовалась всем, что происходит на таинственной, строго секретной базе ВВС. Впрочем, Блейд не думал, что девушка была русской шпионкой, жаждавшей выведать космические секреты Штатов у простодушного англичанина. Всего лишь женское любопытство! Весь городок знал про необычный музей, и добрая половина его обитателей относилась к фанатичным поклонникам УФО. А другая половина смеялась над первой, но втихомолку ожидала со дня на день сошествия с небес Великого Галактического Духа.
Вот так они и жили в своем захолустье, эти провинциалы из Лейк Плэсида.
Как всегда, Кэти поджидала его в небольшом уютном баре на Мэйн стрит. Блейд был в Штатах первый раз, но уже усвоил, что такая улица есть в каждом американском городке - как и такое же заведеньице с дюжиной столиков, мраморной стойкой и полками, уставленными спиртным. Ввиду близости базы, выбор был довольно богат, при желании, бравые авиаторы могли приналечь на джин, русскую водку, бренди или местное виски. Правда, французского коньяка, к которому Блейд пристрастился за последний год в Монако, здесь не водилось.
Он поцеловал Кэти в щеку и с виноватым видом протянул букет огромных осенних георгинов - таких же пунцовых и ярких, как ее губы. Девушка улыбнулась, прижав к заалевшему лицу нежные лепестки, и Блейд понял, что прощен. Английский джентльмен не опаздывает на свидание с дамой, но если это все-таки случается, он приносит цветы. Чем больше опоздание, тем пышнее букет; и хотя Блейд припозднился всего минут на пять, букет тянул на целых полчаса.
- Чем ты сегодня занимался, дорогой? - поинтересовалась Кэти с видом примерной американской супруги.
Блейд сделал большие глаза.
- Сегодня в программе была пресс-конференция с зелеными человечками с Венеры, - сообщил он. Их крайне интересует секс и американские девушки.
- Ммм... - протянула Кэти, задумчиво обводя Блейда взглядом, в ее прекрасных карих глазах играли золотистые точечки. - Я полагаю, милый, ты смог удовлетворить их любопытство?
Он покачал головой.
- Нет... пожалуй, нет. Мой опыт с американскими девушками невелик. Англичанки, француженки, итальянки - пожалуйста. Даже вьетнамки и китаянки... пожалуй, еще японки, немки, шведки, датчанки и черные женщины из племени бакололо... - Блейд уставился в потолок, припоминая.
- Какая коллекция! - воскликнула Кэти с легким неодобрением.
- Но ты, моя радость, лучшее ее украшение! - Блейд поцеловал тонкие пальцы с розовыми ноготками.
- Мерзкий льстец! - Кэти проворно отдернула руку. - Значит, человечки так ничего и не узнали про американских девушек?
- Отнюдь! Я ведь был там не один. Некий полковник Сэнд оказался вполне компетентным. Вот это специалист! Похоже, у него в каждом штате по гарему, а в Солт Лейк Сити целых два!
Мысленно он попросил прощения у Дэвида Стоуна за то, что переделал его из камня в песок* и, вдобавок, превратил в американский вариант Казановы. На самом деле полковник был примерным семьянином и не гонялся за юбками - разве что, инопланетного происхождения.

* Stone (стоун) - камень, sand (сэнд) - песок (англ.; прим. автора)

Кэти вытащила из сумочки сигареты и плоскую золотистую зажигалку, вспыхнул ровный фиолетовый огонек, она прикурила и затянулась, положив блестящую игрушку на стол у своего локотка.
- Значит, человечки интересовались американскими девушками. Ну, а вы?
- Разумеется, зелененькими. Хотя мне больше нравятся смуглянки, - Блейд потянулся к талии Кэти, и она позволила себя обнять.
- Что же ты делал потом? - темные волосы девушки щекотали его губы.
- Обменивался с человечками сувенирами... Знаешь, монеты, значки, открытки. Сэнд расщедрился на целый доллар...
- Но, милый, я же серьезно!
- Если серьезно, дорогая, то весь день я мечтал о том, что буду делать ночью, - галантно ответил Блейд.
- В последний раз... - карие глаза девушки подернулись грустью. Стряхнув пепел, она на миг прижалась к сидевшему рядом Блейду и прикрыла веки.
Это было правдой - срок его командировки истекал. Он с искренним огорчением пожал плечами, потом сунул руку в карман, извлек небольшую коробочку и надел на пальчик Кэти еще вчера заготовленный дар - платиновое кольцо с сапфиром, обрамленным бриллиантами. Вещица стоила недешево, но Ричард Блейд предпочитал расставаться с женщинами красиво - тем более, что впереди его ждала волшебная ночь.
- От зеленых человечков, - таинственным шепотом сказал он, наклонившись к розовому ушку Кэти.
- О, Дик!.. - она в восторге всплеснула руками. - Не знаю, останется ли один из этих человечков доволен тем, что может предложить взамен бедная девушка...
- Пока он ни разу не был разочарован, но если сегодня ты заснешь хоть на минуту, мне - по его поручению, конечно, - придется наложить на тебя маленький штраф.
- Какой же, милый?
- Нууу, не знаю, что он потребует... - протянул Блейд. - Скажем, вот эту прелестную вещицу... - он потянулся к золотистой зажигалке, но Кэти быстро схватила ее и спрятала в сумочку. Глаза девушки смеялись.
- Обойдемся без штрафов, - сказала она, решительно поднимаясь. - И мы еще посмотрим, кто уснет первым!
Первым уснул Блейд. Занятия уфологией днем плюс калифорнийские страсти ночью выжали его досуха; он провалился в беспамятство, прижавшись щекой к теплой и нежной груди Кэти. Девушка задумчиво смотрела на него; в полумраке спальни ее темные глаза казались бездонными, черные локоны, рассыпавшиеся по розово-смуглым обнаженным плечам, вились, словно змейки с блестящей антрацитовой кожей. Она тоже устала, но то было приятное утомление, готовое смениться после краткого отдыха новым приливом сил.
Осторожно положив голову Блейда на подушку, Кэти выскользнула из постели н подошла к трюмо, заставленному флаконами духов, коробочками с кремом и косметикой. На миг она замерла перед большим зеркалом, разглядывая свое нагое тело - стройная золотистая фигурка, гибкая и высокая, с упругими грудями и тонкой талией, плавко переходящей в соблазнительные округлости бедер. Затем, прикусив губу, она протянула руку к плоской баночке с кремом и раскрыла ее, вдохнув терпкий приятный аромат.
Мазь чуть обожгла пальцы, когда она коснулась маслянистой поверхности цвета слоновой кости. Через секунду неприятное ощущение исчезло, и Кэти осторожно провела мизинцем по вискам - по левому, потом - по правому. Она постояла немного, прикрыв глаза и слегка покачиваясь; наконец, отступила от зеркала и вернулась к постели.
Блейд тихо посапывал, уткнувшись в подушку. Девушка прилегла рядом, прижала его голову к груди и долго смотрела на смугловатое молодое лицо, спокойное и какое-то по-детски беззащитное в сонном забытьи. Потом она чуть коснулась пальцами его висков в том же порядке, сначала - левого, потом правого. Ричард Блейд вздохнул и, не просыпаясь, обнял Кэти за талию.
И мнилось ему, что они снова ведут бесконечный разговор - такой же, как вчера, и позавчера, и неделю назад. "Чем ты сегодня занимался, дорогой?" заботливо спрашивала Кэти, и Блейд послушно докладывал о полусгоревших телах, о грудах обугленных обломков, о фотографиях, пленках и бесчисленных отчетах, о блеклом сероватом прямоугольничке, запрессованном в пластик, хранившем следы прикосновения странного пришельца. Кэти одобрительно качала черноволосой головкой, задавала новые вопросы, и он отвечал, все так же подробно и обстоятельно, иногда удивляясь, откуда память его сохранила столько подробностей. Казалось, этот иллюзорный допрос длится уже целую вечность; каким-то образом Блейд понимал, что Кэти достойна доверия, что ей надо знать все, что он обязан говорить правду и только правду. Но у него и не было выбора: он словно потерял способность лгать и притворяться.
Это продолжалось довольно долго; потом Кэти поцеловала его, и новые, более приятные сновидения овладели Ричардом Блейдом. Как и прежде, он не мог сказать, являлись ли они реальностью, или миражом да ему и не приходило в голову задумываться в тот момент о подобных вещах. Малышка Кэти была восхитительна.
Он проснулся около десяти. На подушке, еще сохранившей отпечаток головки его возлюбленной, лежала записка: "Милый, убегаю на работу. Ветчина и яйца в холодильнике. Не забудь захлопнуть дверь. Целую. Прощай - и спасибо за прекрасную ночь. Твоя Кэти."
Позавтракав, Блейд отправился на базу - ему оставалось завершить кое-какие формальности, сдать целую пачку пропусков, попрощаться со Стоуном и его командой. Занимаясь всеми этими мелкими делами, он время от времени вспоминал свои сон. Странная фантасмагория - допрос в постели в промежутке между любовными играми! Вероятно, фокусы подсознания; хотел он того или нет, но тяжкий крест продолжал давить на него изо дня в день - что написать в отчете? Излишний скепсис, как и необоснованные восторги, могли оказать негативное влияние на его профессиональную репутацию; возможно - загубить всю карьеру. В который раз он проклял самыми черными словами каприз Лейтона, яйцеголового, который должен был лететь с ним в Лейк Плэсид. Все-таки поделили бы ответственность на двоих... Неужели дело настолько секретно, что Дж., его шеф, не мог подыскать ему в напарники другого спеца? Секрет Полишинеля! Про музей на базе болтает весь этот заштатный городок!
Продолжая размышлять на эти темы, он поднялся на третий этаж административного корпуса, где обитал Стоун со своим штатом дезинформаторов. Хорошенькая секретарша провела Блейда в офис полковника, где уже был приготовлен маленький прощальный банкет на двоих: холодный ростбиф, икра, кофе, сигары и бутылка французского коньяка. Они выпили и, отдав должное закускам, закурили. Полковник налил по новой, Блейд же решил не увлекаться; он предчувствовал, что сейчас последует нечто важное.
- Скажите, Дик, - Стоун выпустил к потолку струйку дыма, - как вам все это? - он неопределенно повел рукой, обозначив одним жестом и огромное здание, и гигантский лабиринт под ним, и весь проект Альфа. - Нет, не отвечайте сразу, подумайте... - полковник помолчал, наблюдая за лицом гостя. - Я задаю отнюдь не праздный вопрос, мой мальчик. Не буду касаться цели вашего визита, поскольку дело носит скорее личный характер. Войдите в мое положение... Вот он я, старый брехун Дэйв Стоун... - он ткнул себя пальцем в грудь и усмехнулся. - Я знаю многое, но никому не должен говорить правды. И тут мне на голову сваливается молодой толковый парень, которому начальство велела рассказать и показать все... ну, почти все... - он снова сделал паузу. - И старина Дэйв старается изо всех сил, а заодно отводит душу. Вы ведь знаете, Ричард, молчать - тоже очень трудная работа...
Блейд кивнул; он начал понимать, чего добивается Стоун.
- Так вот, меня, естественно, интересует, какое впечатление произвела вся эта история на свежий и непредубежденный ум. Я хотел бы услышать ваше мнение... в интегрированном виде, скажем так. И абсолютно откровенное! Не бойтесь меня обидеть.
- Говоря по правде, Дэйв, вы меня не убедили, - Блейд задумчиво крутил бокальчик с янтарной жидкостью. - Я готов согласиться, что какое-то рациональное зерно попало в ваши закрома, но оно затеряно среди сорняков, мусора и разного хлама... Не знаю, прорастет ли оно когда-нибудь, - он взглянул в лицо полковника и почти с отчаянием признался: - И не знаю, что мне писать в отчете!
Стоун покачал головой; против ожидания, он выглядел довольным.
- Примите мои поздравления, Дик. Я играю в шпионов и сыщиков лет на пятнадцать дольше вас, но наши выводы совпали: мы имеем кучу дерьма, а в ней крошечный бриллиант истины... - Он отхлебнул коньяк и потянулся всем своим крупным сильным телом. - Так давайте же рассмотрим проблему как положено двум неплохим профессионалам, знающим свое ремесло. Я, - он снова ткнул себя в грудь, - буду говорить; вы - оппонировать.
Не дожидаясь согласия гостя, Стоун поднялся, подошел к огромному старинному шкафу в углу кабинета и распахнул дверцы. Верхние полки были забиты солидными толстыми книгами - явно научными трудами; на нижних теснились покетбуки в ярких обложках.
- Итак, начну с преамбулы к нашей маленькой проблеме. Вопрос первый: кем ОНИ могут быть? - полковник указал взглядом на потолок, так что не оставалось сомнений, кого он имеет в виду. - На этот счет есть неплохое предсказание одного русского, - Кардашева, - Стоун провел рукой по темным корешкам научной части своей странной библиотеки. - Он делит цивилизации на три типа: владеющие энергией планетарного масштаба - это мы, земляне; владеющие энергией своей звездной системы или всей Галактики. Я глубоко убежден, что наши гости относятся к цивилизации второго типа либо к промежуточной между вторым и третьим. Но не к третьему! - он многозначительно поднял палец.
- Почему? - спросил Блейд, ибо полковник несомненно ждал этого вопроса. Однако ему и на самом деле стало интересно.
- А потому, мой мальчик, что если бы нами занялись парни галактического масштаба, мы бы не унюхали, не учуяли этого никогда! Мы даже не в состоянии представить себе их возможности! Они изучили бы нас скрытно, с абсолютной гарантией соблюдения секретности. И я не думаю, что им понадобились бы для этого какие-то космические корабли... Скорее всего, такое исследование было бы проведено с гигантского расстояния и совершенно нетривиальными методами.
Блейд согласно кивнул; это звучало вполне разумно.
- Что касается наших гипотетических гостей, то они во многом похожи на нас. Корабли, световые эффекты, инструменты, одежда, наконец - внешний облик... при всем его многообразии... Подобные вещи мы вполне можем представить. К тому же, их машины не обладают абсолютной надежностью - вы ведь видели наш ангар с грудой металлолома и обгоревшие трупы.
Тут Стоун поднял руки, словно предваряя возражения своего слушателя, и повернулся к шкафу спиной.
- Знаю, знаю! Сейчас вы скажете, что и металлолом, и трупы попахивают мистификацией! Но предположим, что эти артефакты не подделка... Предположим! К какому выводу мы придем?
- К тому, о котором вы сказали в начале своей лекции, Дэйв. Эти парни обладают высокой, но вполне представимой для нас культурой, умеют странствовать среди звезд, но еще не превратились в какихнибудь бестелесных монстров - или богов, если угодно, способных заваривать кофе в центре Сириуса.
- Вот именно! Примем в качестве рабочей гипотезы, что нас посещают представители одной или нескольких цивилизаций второго типа или чуть более высокого. Что же отсюда следует? Ну, Дик? Какой вопрос вертится у вас на языке?
Блейд невольно улыбнулся; эта игра начинала его занимать, и он без промедлений принял вызов Стоуна.
- Разумеется, что им от нас надо! - он помахал своей сигарой, разгоняя дым. - Это первое, что будет нас интересовать.
- Абсолютно верно. И о том, что им от нас нужно, уже написаны сотни, тысячи книг! - Стоун лягнул ногой одну из нижних полок своего шкафа, и до Блейда внезапно дошло, что они заставлены фантастическими книжками в ярких обложках - Да, мой мальчик, множество людей, умных, глупых и так себе, серединка на половинку, описали огромное число всевозможных вариантов контакта. Вот, выбирайте по вкусу, - он прислонился к шкафу спиной и начал, перечислять: - Вариант первый: им нужны наши девушки, наша кровь и плоть, наша сперма, мысленная энергия, эмоции и дьявол знает что еще! Подварианты: с нами торгуют или нас завоевывают и превращают в скот. Вариант второй: мы их не интересуем, но они хотят заполучить наши полезные ископаемые и нашу планету. Подварианты: с нами торгуют, нас уничтожают или нагло грабят, не обращая на нас внимания. Вариант третий: мимо нас случайно пролетели, глянули раз-другой на смешных дикарей или не глянули вовсе и убрались к черту. Вариант четвертый: Земля - резервация, отгороженная от космических трасс. Подварианты: мы такие злобные, что все нас боятся, мы такие идиоты, что подобную дурость решено увековечить; мы такие забавные, что стали туристическим заповедником.
Полковник выпрямился и вперил взгляд в лицо Блейда.
- Ну, хватит. Дик? Выбирайте!
Ричард Блейд глубокомысленно потеребил нижнюю губу.
- Знаете, Дэйв, эта идея насчет эмоций... в ней что-то есть... В определенные моменты - ну, вы понимаете, когда я с девушкой... - мне иногда кажется. что я ощущаю присутствие кого-то третьего...
Стоун вдруг широко ухмыльнулся.
- И давно это с вами, дружище?
- Уже месяца три. Вы знаете, Дэйв, последний год я провел в Монако. А эти француженки и итальянки... они такие развратницы! Запросто прыгают в постель к парню вдвоем... а то и втроем... Может, конечно, у меня начались глюки...
Полковник расхохотался и, шагнув к столу, хлопнул Блейда по спине.
- Это пройдет, мой мальчик, это пройдет! Пришельцы тут не при чем. Такие вещи - результат общения с нашими старыми добрыми земными потаскушками, - он плеснул коньяка и выпил. - Но хорошо, что вы разрядили обстановку, а то я слишком завелся. - Действительно, теперь Стоун говорил спокойнее и выглядел не таким возбужденным. - Ну, Дик, так какая же модель контакта более всего соответствует имеющимся фактам?
Блейд наморщил лоб.
- Нас явно не завоевывают, не уничтожают и не грабят... - грабим мы друг друга сами... С нами не торгуют.. разве швырнут доллардругой симпатичной девушке вроде мисс Ризотти... Третий вариант? Случайное посещение?
- Ну, мой дорогой, сколько же можно случайно посещать? От слухов земля гудит... То здесь их видели, то там. Тарелки, полусферы, цилиндры, шары... Зеленых человечков, белокожих гигантов и людей обычного роста, смуглых и черноволосых, вроде вас... - полковник вдруг сделал большие глаза и подозрительно уставился на Блейда: - Слушайте, Дик, а вы сами не?..
- Вам что, удостоверение показать?
- Вы мне его уже предъявляли... вместе с отпечатками пальцев, рисунком сетчатки и аудиограммой... Однако, - Стоун обогнул стол, уселся в свое кресло и выдвинул ящик, - однако такие вещи цивилизация второго типа вполне может подделать... - он сосредоточенно рылся в ящике. - Сейчас папа Дэйв достанет свою большую пушку, наведет ее на злобного подлого пришельца Ррич Айрда Байрда и выколотит из него признание... Ч-черт, куда она запропастилась?
- Да ладно вам, Дэйв! Будем считать, что вы сквитались за историю с девочками из Монако...
- Нет, так дело не пойдет! - полковник, пыхтя, вытащил из ящика коробку с наклейкой в виде скрещенных молний и с торжеством водрузил ее на стол. - Вот, пока не забыл... Запасные батарейки к вашему "светлячку".
Блейд сгреб подарок, сунул в карман и медленно произнес:
- Если случайное посещение отпадает, я бы предпочел вариант туристического заповедника. Конечно, Земля - препоганое местечко, но мне она нравится такой, какая есть.
- Дурацкая гипотеза, - Стоун, сразу став серьезным, покачал головой. - Но не исключено, что вы правы, Дик. Ибо на вопрос, что им от нас надо, самый верный ответ...
- ...ничего!
- Вот и я придерживаюсь такого же мнения. Но всегда ли так будет? Всегда ли так будет, мой мальчик?
Вечером Стоун самолично доставил гостя в аэропорт, обслуживавший Сент-Пол и Миннеаполис, ближайшие крупные центры. Блейд не обольщался насчет всех этих почестей; их оказывали не лично ему, а флагу Великобритании. Конечно, Дэйв Стоун испытывал симпатию к молодому коллеге, но его начальство ожидало появления гораздо более значительной фигуры - лорда Лейтона, крупного ученого и настоящего эксперта, при котором он, Блейд, играл бы всего лишь роль статиста. Но что сделано, то сделано; во всяком случае, эти две недели он честно старался работать за двоих. Даже за троих, если учесть калифорнийский темперамент Кэти.
Блейд усмехнулся и, пожав руку Стоуну, подошел к стойке регистрации. Он летел прямым рейсом на Лондон самолетом "Бритиш Эйрлайн", под собственным именем и по своим подлинным документам; согласно официальной версии, восходящая звезда британской разведки находилась на стажировке в одном из местных отделений ЦРУ. Миловидная мулатка за стойкой скользнула взглядом по его билету, потом подняла шоколадное личико на красивого рослого парня, который тоже рассматривал ее не без определенного интереса.
- Мистер Бле-ейд? - томно протянула она. - Для вас записка. Оставлена часа два назад... очень, очень хорошенькой девушкой...
Улыбнувшись, Блейд принял небольшой конверт, уже догадываясь о его содержимом. Так и есть: плоская золотистая зажигалка и фотокарточка - "На память милому Ричарду". Он сунул конверт в карман, где уже находился не менее ценный подарок - "светлячок" Стоуна.
- Надеюсь, не бомба? - мулаточка за стойкой округлила прекрасные черные глаза. У нас очень строгие правила, сэр...
- Нет, котеночек, - Блейд скорчил зверскую гримасу. - Всего лишь боеголовка от "Минитмена"... на пару сотен килотонн.
Он задремал в уютном самолетном кресле, в салоне первого класса, и очнулся только часа через три, когда изящная стюардесса начала разносить кофе и виски. Воздушный лайнер уже одолевал просторы Атлантики; было два часа пополудни, за бортом царила непроглядная тьма, и соседка Блейда, пожилая дама с седыми букольками, мирно посапывала носом, уткнувшись в спинку кресла.
Спросив виски, он медленно прихлебывал напиток, механически вращая в руках пластмассовый стаканчик. В слабом свете ночника на гладкой поверхности четко проступали отпечатки его пальцев, и Блейд усмехнулся, вспомнив о "бесспорном доказательстве" полковника Стоуна и его заключительной лекции. Покопавшись в кармане, он вытащил "светлячок" и конверт с дарами Кэти, вытряхнул зажигалку на приставной столик - чтобы потом рассмотреть повнимательней, - щелкнул рычажком и направил невидимый луч на поверхность стакана. Прихотливая вязь волнистых линий засветилась, засияла в полумраке, словно таинственная невесомая паутина, сотканная магическим заклинанием.
Блейд повернул стакан, на миг отведя в сторону свой волшебный фонарик; его луч скользнул по золотистой зажигалке, и на ней вдруг вспыхнул странно знакомый узор. С внезапно похолодевшим сердцем он уставился на плоский металлический квадратик, все еще сжимая "светлячок" в кулаке и направляя его в потолок. Он не раз видел эту зажигалку в руках Кэти, но не обращал на нее особого внимания; красивая безделушка, и только. Теперь он разглядывал сей предмет с профессиональным интересом.
Квадрат два на два дюйма. Вряд ли металлический; его ладонь еще хранила ощущение легкости, почти невесомости. На одном торце - крохотная кнопка; на противоположном - темное пятнышко, микроскопическое отверстие, из которого, видимо, вырывалось пламя. И толщина! Толщина! Не больше одной десятой дюйма!
Прикрыв глаза, Блейд откинулся на спинку кресла. Он был готов дать голову на отсечение, что сейчас, в лето тысяча девятьсот шестьдесят первое от рождества Христова, ни в одной фирме, ни в одной стране на планете Земля не могли спроектировать и выпустить подобное изделие.
Ни газа, ни бензина... Он наклонился и осторожно понюхал таинственный предмет. Никаких специфических запахов - только тонкий аромат духов Кэти.
Внезапно решившись, он направил на золотистую поверхность луч "светлячка".
Он был готов к тому, что возникло в призрачном сиянии перед его глазами. Звезды и полосы... Полосы и звезды.. Ай да Стоун! Браво, мисс Ризотти! И трижды браво дорогой Кэти! Видно, в межзвездных просторах тоже есть своя Калифорния, с зажигательными стройными брюнетками, смуглыми и кареглазыми!
С минуту он сидел, размышляя о Кэти, об их последней ночи и своих странных, уже полузабытых сновидениях. Потом Блейд выключил "светлячок", сунул его в карман, и с непривычной для самого себя робостью подпихнул зажигалку кончиком мизинца обратно в конверт. "Бойся данайцев, дары приносящих!" - звучало у него в голове, пока он шел к пилотской кабине.
Остальное было просто. Он предъявил свои документы - не британский паспорт, конечно, а служебное удостоверение, хранившееся в потайном кармашке бумажника, - и конверт, вместе с фотографией и легким золотистым квадратиком, полетел вниз, к холодным водам Атлантического океана. Вместе с пилотами он ждал три долгие минуты; потом облака под ними озарились блеском сильного взрыва. Не двести килотонн, конечно, однако его можно было наблюдать с высоты шести миль и с расстояния тридцати, что говорило о многом. Второй пилот вытер вспотевший лоб, а капитан дрогнувшим голосом произнес:
- Надеюсь, сэр, у вас больше нет с собой таких... эээ... игрушек?
Блейд молча пожал плечами и отправился на свое место. Его слегка покачивало - как после самой бурной из ночей, проведенных в объятиях Кэти. Устраиваясь в кресле, он мстительно пожелал, чтобы сапфир в подаренном ей колечке оказался фальшивым. Но это было невозможно; Блейд выложил за него пятьсот долларов в лучшем магазине Лейк Плэсида, а там подделками не торговали.
* * *
В Лондон он прибыл без приключений, и шеф сразу же преподнес ему приятную новость, упростившую ситуацию с отчетом. В верхах окончательное решение уже было принято, и программисты во всю трудились над корректировкой алгоритмов. Поступившая им директива гласила: поражать все, что может быть поражено - и да поможет пришельцам Великий Вседержитель! Или пусть они позаботятся о себе сами; что касается ВВС и сил противоракетной обороны, то они должны превратить в груду хлама любой неопознанный объект крупнее футбольного мяча. Блейд вздохнул и, припомнив размеры таинственной зажигалки, добавил про себя - крупнее полупенсовой монеты. Затем с облегчением сел за пишущую машинку и сочинил красочный доклад, не поскупившись на неаппетитные подробности по части боливийских монстров.
В этом любопытном документе, однако, ни словом не упоминались ни Кэти, ни ее зажигалка. Блейд совсем не хотел прослыть сумасшедшим. По зрелом размышлении он решил, что молодому капитану не стоит выдвигать гипотез, которые могли бы поставить крест на его карьере. Это было вполне вероятно - несмотря на неизменную благожелательность и покровительство Дж., приятеля его покойного отца.
Он много размышлял по поводу случившегося особенно с тех пор, как Дж. вскользь заметил, что на базе Лейк Плэсид случился пожар, погубивший много ценных экспонатов и материалов. Являлась ли Кэтина зажигалка в самом деле взрывным устройством или была просто безобидной безделушкой, с которой он обращался столь неаккуратно? Просветил ультрафиолетом, потом вышвырнул из самолета, с высоты шесть миль... Конверт и фотография, безусловно, сгорели, а сам подарок раскалился докрасна... И сразу - в холодную воду! В зажигалке был мощный источник энергии, что-то вроде батареи или аккумулятора... мог ли он выдержать такие нагрузки? Случаен или закономерен взрыв? Передала ли ему Кэти дар любви - или адскую машинку?
Блейд полагал, что никогда не получит ответов на эти вопросы. Судьба, однако, судила иначе. Через одиннадцать лет, в ином мире, в другой реальности, он узнал все, что хотел узнать. А пока...
"Бойся данайцев, дары приносящих!"


далее: СТРАНСТВИЕ ДЕСЯТОЕ >>

Дж.Лэрд. Телепортатор "Лейтон Инкорпорейтед"
   СТРАНСТВИЕ ДЕСЯТОЕ