<< Главная страница

Дж.Лэрд. Сны Ричарда Блейда



Март 1971, Земля

Предисловие биографа Ричарда Блейда

Эта история не входит в каноническое собрание записок о странствиях Ричарда Блейда. Описанные ниже события произошли спустя полтора месяца после того, как Блейд вернулся из своего шестого путешествия в Катраз и за двадцать дней до его седьмого визита в Измерение Икс. Можно подумать, что все случившееся является не более чем фальстартом, неудачным экспериментом, нелепой попыткой лорда Лейтона прорваться к тем мирам, которые сулили наибольшую выгоду проекту. Сам Блейд, однако, не считал данное происшествие неудачным или нелепым. Хотя в тот раз ему не удалось достичь какой-либо реальности Измерения Икс, и дело ограничилось чистой фантасмагорией, он испытал в иллюзорном мире Двух Галактик не менее сильные переживания, чем в предыдущих странствиях. Он не совершил никакого путешествия - и, в то же время, проделал его; он оставался на месте - и одновременно покрыл многие миллионы миль в межзвездных просторах, сражался с чудовищами, спасал Цивилизацию и защищал Закон. Поэтому данная история по справедливости занимает одно из почетных мест в дневнике Блейда, тогда как лорд Лейтон предал ее полному забвению; его светлость не любил напоминаний о своих неудачах.
К сказанному выше остается добавить немногое. Вопервых, хотя Блейд странствовал несколько дней или даже недель, на Земле, в исследовательском комплексе под Тауэром, прошло не более четверти часа. Во-вторых, нам известно о всех путешествиях Блейда, когда старт бывал успешным, но они далеко не исчерпывают список попыток Лейтона заслать своего гонца куда-либо. Так вот: данное псевдостранствие - первая из таких неудач. Но иногда то, что ученый лорд расценивал как бесплодную и нелепую попытку, для нас представляет не меньший интерес, чем остальные авантюры Вечного Странника.
Дж. Лэрд

ГЛАВА 1

Ричард Блейд раздраженно отшвырнул книгу в яркой глянцевитой обложке и уставился в окно, за которым сырой ветер марта гнул голые темные ветви деревьев. Наступал вечер, быстро темнело, но здесь, у камина в его кабинете, было уютно и тепло. Он почти безвылазно сидел дома вторую неделю и читал. Читал всякую галиматью - будь проклят лорд Лейтон и его завиральные идеи!
Бросив тоскливый взгляд на стол, заваленный пухлыми томиками, Блейд протянул руку, поднял с ковра злополучное творение и сморщился. "Галактический Патруль" извещала тисненая золотом надпись, под которой два звездолета сошлись в смертельной схватке. Один, черный и рыбообразный, принадлежал плохим парням из Боскома; другой - серебристая сфера, окруженная голубоватым ореолом, - был, конечно, крейсером непобедимого Патруля. Плохишам-боскомианам явно приходилось туго - сферический корабль поливал их огненными лучами, потоками снарядов, торпед и ракет, оттеснив противника к самому обрезу книжной обложки. Казалось, еще один удар эмиттерных батарей, и черная сигара вывалится за рамку картины, навсегда вычеркнутая из мира Двух Галактик.
Блейд, однако, знал, что это только иллюзия. В следующем томе злодеи из Боскома, придумав новые разрушительные лучи, надерут Галактическому Патрулю уши; Патруль, в свою очередь, ответит супербомбами, аннигиляционными сферами, концентраторами энергии звезд, полициклическими защитными экранами и прочими ужасающими средствами разрушения. Тогда боскомианские парни, прижатые к стене, изобретут гиперпространственный туннель - и все начнется с самого начала. Воистину, автор исчерпал все фантастические виды оружия и способы убийства, включая и гипноз с телепатией!
Но сейчас Ричард Блейд наткнулся на кое-что новенькое, чем, собственно, и был вызван очередной приступ раздражительности: лихие боевики Патруля, взяв на абордаж вражеское судно, рубили его экипаж топорами. Почему?! Их пистолеты и бластеры якобы не действовали, так что пришлось использовать холодное оружие. Пули не пробивали скафандры, смертоносные лучи лазеров не могли их прожечь, но топор... О, топор - совсем другое дело! Бац! - и тело врага развалено от плеча до промежности!
Впрочем, Блейд был уверен, что автору просто захотелось подпустить в свое повествование немного крови. Пули и лучи оставляли слишком маленькие дырки, а ментальные удары и вовсе не уродовали покойников. Топор же позволял расчленить на части и уничтожить коварных злодеев наиболее живописным образом. Да, прекрасное оружие - добрая секира с окованной железом рукоятью!
Снова отложив книгу, он глубоко задумался. И вспоминалось ему, как топор с хрустом рассекал доспехи и тела бойцов Геторикса - там, во дворе замка Крэгхед, в Альбе; как священный меч Тарна пропел яростную песнь над головой Гутара в питцинских пещерах; как рухнул на песок арены в Териуте гигант-нур, сраженный ударом кистеня... Конечно, он тоже убивал - ради спасения собственной жизни, ради тех, кто доверился ему, кто возлагал надежды на его силу и твердость... Но разве можно забыть мерзкий запах крови, вонь объятой огнем плоти?.. Забыть последний вопль умирающего, его тускнеющие зрачки, с немым укором глядящие на победителя-убийцу?
Да, он убивал, но никогда - никогда! - не устраивал таких вселенских побоищ, как эти... - он потянулся за книгой - ... эти ленсмены, космические полицейские и стражи порядка, затопившие кровью обе галактики.
Вздохнув, Блейд снова скользнул взглядом по груде уже прочитанных книг на столе. Нет, некоторые были не так уж плохи. Скажем, история, написанная одной леди, - конечно, американкой, но ирландского происхождения. Там повествовалось о колонизации прекрасной планеты, на которую регулярно сваливались из космоса зловредные твари - не то растения, не то животные. Самые отважные потомки земных колонистов. оседлав разумных огнедышащих драконов, палили тварей огнем в небесах над Первом по пятьдесят лет кряду, а потом два столетия вкушали плоды заслуженной славы. Очень приятный мир... Блейд был бы не прочь посетить его, поглядеть на драконов и познакомиться с местными красавицами, но - увы! - это расходилось с инструкциями Лейтона.
Или, например, вот это- - его взгляд переместился на стопку книжек с мускулистым богатырем на обложке. Этот парень - тоже, кстати, ирландец, - геройствовал на некой искусственной планете, выстроенной в форме пирамиды. Он шатался по своему многоярусному миру, дружил с индейцами и рыцарями, сражался с кентаврами и всякими чудищами, и был весьма доволен жизнью. Приятный спутник для разных веселых авантюр... Но сие тоже не соответствовало полученным предписаниям.
Блейд вернулся к описанию галактического побоища. На этот раз Лейтон хотел отправить его в технологически развитой мир, откуда можно было бы почерпнуть информацию о чем-нибудь полезном - скажем, о принципах межзвездных перелетов, о новых источниках энергии или, на худой конец, о лекарственных препаратах, синтетических материалах, способах связи и тому подобном. На сегодняшний день все научные раритеты проекта "Измерение Икс" заключались в клочке тексиновой ткани, доставленной из Тарна, и странном снадобье, добытом в Берглионе. Блейд мог еще долго шататься наугад по различным реальностям, выхватывая тут и там крупицы знаний; Лейтон же хотел сразу получить все - заслать его туда, где знают ответ на все вопросы.
Эта идея была довольно опасной. Фактически, эксперимент сводился к испытанию новой модели спейсера - прибора, который позволял разведчику послать сигнал домой, после чего его спешно эвакуировали бы из негостеприимного мира. Впервые Блейда оснастили таким устройством перед берглионским вояжем; и тогда же выяснилось, что спейсер, обеспечивая обратную связь странника с компьютером, позволяет в некоторой степени влиять на выбор финишной точки. По возвращении Лейтон клялся, что закроет эту разработку навсегда, ибо непроизвольные мысли Блейда в момент старта являлись чрезвычайно опасными - направляемый ими, он мог очутиться в такой преисподней, перед которой даже ледяные пустыни Берглиона показались бы раем. Однако...
Однако не прошло и двух лет, как старый ученый опять вернулся к этой идее, причем - в наихудшем варианте. Теперь усовершенствованный спейсер нужен был вовсе не для того, чтобы Блейд мог подать сигнал "СОС"; нет, он предназначался для предельного усиления ментальной связи испытателя с машиной именно в миг отправки. Тогда, как полагал Лейтон, подопытный кролик попадет в мир, предельно близкий к тому, который предстал перед его воображением - желательно, в мир звездолетов, бластеров, универсальных роботов, супермощных компьютеров и прочих чудес. Дело оставалось за малым - представить такой мир в момент старта. И, кстати, не вообразить чего-нибудь другого - ужасного, чудовищного и неприятного!
Вот почему Ричард Блейд уже вторую неделю усердно поглощал фантастические романы определенного сорта и с каждым днем все больше погружался в пучину сомнений. У Гернсбека, Смита, Гамильтона и Ван Вогта хватало и космических кораблей, и бластеров, но вся эта техника использовалась по прямому назначению - для смертоубийства. Везде шли войны - как правило, в галактических масштабах, - и Блейд очень опасался, что угодит в подобную же вселенскую мясорубку. А там все его таланты бойца и фехтовальщика, вся его ловкость разведчика будет стоить меньше, чем ломаный грош. Вероятно, его примут за шпиона; потом - один допрос под каким-нибудь ментаскопом или телепатической линзой - и дело кончится веревкой. Возможные варианты - пуля, луч бластера, казнь в гиперпространственной дыре - его тоже не вдохновляли.
С тяжелым вздохом Блейд опять вернулся к книге, к устрашающим эпизодам, где гиганты-патрульные под командой ленсмена Киннисона добивали сверкающими топорами остатки боскомиан. Его мучили дурные предчувствия
- Ну, мой дорогой, вы готовы? - Лейтон, закрепив последний контакт, жизнерадостно потер сухие ладошки и уставился на разведчика, восседавшего в кресле под раструбом коммуникатора. Мрачное лицо Блейда явно говорило о том, что он не разделяет энтузиазма старого профессора.
- Готов... - сквозь зубы выдавил он, пытаясь привести в порядок разбегавшиеся мысли. Мысли, мысли... Кто же сумеет их контролировать? Разве что ленсмены с их телепатическими линзами, ментальными экранами и блокировкой сознания? Но у Блейда такого оснащения не имелось; только одна голова с мозгами, которые проклятый компьютер Лейтона перетряхнул уже добрую дюжину раз.
- Что-то не нравитесь вы мне сегодня... - пальцы старика нерешительно легли на ребристую рукоять рубильника. - Не отложить ли запуск? Мы можем выбрать иной прототип...
Блейд, испугавшись теперь по-настоящему, отчаянно замотал головой, всколыхнув нависавшие над ним кабели. Что угодно, только не это! Никаких изменений!
Прототипом вселенной, в которую он сейчас отправлялся, был выбран мир Патруля и Боскома. Конечно, реальность окажется совсем иной; Блейд не верил, что где-то в измерении Икс может существовать хотя бы приблизительный аналог столь бредовых измышлений. Однако общая схема должна совпадать: сверхмощная технология, космические полеты и - как бесплатное и нежелательное приложение - две силы, Добра и Зла, схватившиеся в смертельном единоборстве. Их мощь была примерно равна, что в определенном смысле гарантировало Блейду наибольшую безопасность.
Но если отложить эксперимент, кто знает, что придет завтра в голову Лейтону? Например, он может остановиться в качестве прототипа на мире Звездных Войн Лукаса - тем более, что в сем случае есть телевизионная версия. По большому счету, антураж этих творений почти не отличался от патрульно-боскомских историй - те же корабли и бластеры, те же джидаи-ленсмены, и такое же межзвездное побоище, - однако существовал маленький нюанс. Империя Зла у Лукаса была куда мощнее сил Восставших Миров, и с вероятностью, близкой к ста процентам, Блейд мог угодить в лапы к жутким злодеям. Конечно, не к тем, что описаны в книге и воспроизведены в фильмах; просто он попал бы в реальность, где царит нечто вроде ужасающего глобального террора в галактических масштабах.
Итак, устрашенный предложением Лейтона, он дернулся в кресле, быстро оценив предстоящие неприятности.
- Ни в коем случае, сэр! Я действительно готов, и не принимайте мои попытки сосредоточиться за неуверенность и колебания.
- Ну-ну, - старик бросил на Блейда проницательный взгляд. - Простите, Ричард, если бы я не знал вас так хорошо, я бы счел... хмм...--он нерешительно замолк.
- ...что я боюсь? - продолжил разведчик и усмехнулся. - Что ж, вы правы - я действительно боюсь. Однако это не помешает делу... Я буду вести себя осторожнее - и только.
С полминуты его светлость задумчиво разглядывал Блейда, словно питался взвесить его упрямство и решимость. Наконец он прервал молчание:
- Могу ли я поинтересоваться, чем вызваны столь несвойственные вам ощущения?
- Почему бы и нет? - на губах Блейда по-прежнему играла улыбка. - Мне кажется, предстоящее путешествие будет не совсем обычным... как-никак, впервые я смогу влиять на избранный маршрут.
- Разве это плохо?
- Плохо или хорошо, я увижу, когда окажусь ТАМ, - разведчик поднял глаза к потолку, словно собирался вознестись прямиком на небеса. - А сейчас, сэр... сейчас я изо всех сил сдерживаюсь, чтобы не представить нечто этакое... - он неопределенно пошевелил пальцами.
- Гарем турецкого султана? - с тревогой спросил Лейтон. - Ричард, вы не должны...
- Прекрасно знаю, что не должен! - прервал старика Блейд. - Я же сказал: сдерживаюсь изо всех сил! И вместо фонтанов, одалисок и кувшинов с щербетом представляю себе этот дурацкий звездолет с торчащими во все стороны бластерами... - он сделал паузу и со значением добавил: - Но если вы будете тянуть, сэр, надолго меня не хватит.
Похоже, ему и в самом деле удалось напугать Лейтона; сухие пальцы сжали рубильник, и его светлость решительно заявил:
- Не собираюсь больше вас мучить, Дик. Вперед!
Где-то под черепом у Блейда вспыхнуло ослепительное пламя, его языки расплылись, превратившись в розовый туман, и накрыли разведчика с головой. "Странно, что нет боли," - подумал он, проваливаясь в мягкое и на удивление уютное беспамятство.

ГЛАВА 2

Боли действительно не было.
Он находился на каком-то возвышении, крепко, до ломоты в суставах, сжимая полированный металлический поручень. Внизу тянулся довольно обширный зал с округлым потолком, походивший на срезанный у вершины и поваленный на бок конус; в узком его конце мерцал огнями огромный пульт. Перед ним стояли три глубоких кресла, и Блейд видел торчавшие над их спинками голубоватые макушки шлемов. Слева и справа от пульта пестрели стены, плавно переходившие в потолок; они были забраны чем-то похожим на узкие пластмассовые панели - полоса красная, полоса серебристая. Над пультом управления - а он уже не сомневался в назначении этого устройства - тянулись в ряд мониторы; над ними, еще выше, темнел гигантский экран, залитый космическим мраком.
Казалось, это огромное окно распахнуто в бесконечное, неизмеримое и холодное ничто, в вековечную тьму, в пространство, протянувшееся на миллионы, миллиарды миль, в ледяную бездну, которую человеку не объять ни чувством, ни разумом. Но мрак не был совершенно непроницаем: на этом покрывале вечной ночи яркими искрами горели звезды. Сперва они показались Блейду одинаковыми - просто белыми точками на черном фоне; потом разведчик начал различать цвета: пронзительное и льдистое изумрудное сияние, угрожающий багровый свет, голубоватый блеск алмазов чистой воды, теплые лучи золотистых и желтых огоньков, хороводы алых, синих, зеленых пятнышек, что складывались в рисунок незнакомых созвездий
Это фантастическое зрелище приковало его взгляд, и он не сразу рассмотрел то, что находилось вблизи; обнесенный перилами балкой, нависавший над залом; какие-то сложные устройства - с мониторами, кнопками и рычагами - располагавшиеся рядом; большое кресло с подлокотниками и сложной системой креплений; две металлические лестницы, изящными полукружиями спускавшиеся с балкона вниз. Когда он смог отвести глаза от центрального экрана, все эти детали словно проявились сразу и вдруг, обрели четкость, наполнились смыслом и глубиной.
Он стоял на мостике в рубке управления огромного звездного корабля. Он знал, как называется этот корабль супердредноут "Неустрашимый" Он помнил имена людей, занимавших три кресла перед пультом. слева - Малькольм Крейг, капитан; в центре - Генри Хендерсон, первый пилот; справа - Верн Торндайк, главный инженер. А кресло у панели с мониторами - тут, на мостике, принадлежало ему. Ибо в этом полете он являлся главным, и его воля и слово были неоспоримы.
Крейг, Хендерсон, Торндайк... Но как его собственное имя? Как? Казалось, он вот-вот вспомнит это.
Опустив глаза, он посмотрел на пальцы, стиснувшие блестящий стержень поручня. Крепкие и длинные, широкая ладонь, запястье со странным браслетом... Похоже на руки Ричарда Блейда, но все же не его... У него кожа была смуглее, волоски на фалангах - темными, а не светлыми, ногти - более выпуклыми, с глубокими лунками. Уж своито руки Блейд мог узнать и во сне, и наяву!
Во сне?
Он собирался обдумать эту идею, но тут сидевший в центре пилот повернул голову и окликнул его:
- Ким! Мы приближаемся!
Ким! Кимбол!
Блейд вздрогнул, как от удара молнии. Ноги, однако, сами несли его к лестнице, он торопливо спустился вниз и пошел к пульту вдоль правой стены рубки, кокоса вглядываясь в мелькание красных и серебристых теней в гладких панелях. Внезапно он замер перед серебряной полосой и посмотрел на свое отражение; оно было смутным, но кое-что различить удалось.
Высокий широкоплечий мужчина лет тридцати глядел на него из глубины импровизированного зеркала. Светловолосый, с серыми, как сталь, глазами и суровым мрачноватым лицом, он носил странную форму из серой замши - башмаки, узкие брюки и облегающую тужурку без знаков различия. И все же он был тут главным, Кимбол Киннисон, Серый Ленсмен, гордость Галактического Патруля...
Киннисон? Он словно попробовал это имя на вкус, ощущая, как в далеких уголках разума затихает мысленное эхо: Киннисон... иннисон... сон..
Сон! Это слово, мелькнувшее в голове минутой раньше, когда он стоял на мостике, снова всплыло к памяти, и теперь Блейд вцепился в него, как собака в недоглоданную кость. Он пристально уставился в серебряную панель, вдруг черты ленсмена дрогнули, расплылись и сквозь них проглянуло его истинное лицо - смуглое, с плотно закрытыми главами; над темной шевелюрой змеились жгуты разноцветных проводов.
Ричард Блейд спал. Спал и видел сны...
Что ж, с какой-то бесшабашной удалью решил разведчик, будем исходить из этой гипотезы. Во всяком случае, она казалась ему не хуже любой другой и полностью соответствовала сиюминутной бредовой ситуации. Он мог выдумать еще десяток объяснений, подходящих к случаю, но твердо был уверен в одном: ворота реальности Измерения Икс на сей раз не открылись перед ним; все, что его окружает - фантом, иллюзия, порожденная либо его мозгом, либо компьютером, либо и тем, и другим одновременно.
Впрочем, какое это имело значение? Блейд всегда оставался верен себе и в реальном, и в иллюзорном мире, Если судьба определила ему роль Серого Ленсмена, грозы Боскома и надежды Двух Галактик, он должен соответствовать положению. Только так и никак иначе!
- Ким! - в голосе пилота слышалось недоумение. - Что ты там застыл? Прикидываешь, сколько новых дыр появится на твоей форме после десанта?
- Ничего, заштопаем. Мелкий ремонт меня не разорит, - отпарировал Блейд и сделал шаг к пульту. Он надавил ладонью на плечо предупредительно вскочившего капитана, заставив его вновь опуститься в кресло
- На этот раз мелким ремонтом не отделаешься, - заметил Генри Хендерсон (Хен, старый приятель, вспомнил Блейд). - У них, - он кивнул на один из мониторов, где багровел выползавший в центр шар планеты, - тройная защита и по десятку излучателей в каждом куполе.
Разведчик молча кивнул. Теперь он вспомнил этот эпизод: "Неустрашимый" шел к внешнему миру системы Лираны, на котором обосновались холоднокровные разумные и жестокие чудища, одна из самых опасных рас Боскома. Как их называли? Эйхи?.. Айхи?.. Ладно, пусть айхи, решил он; все равно сейчас их колония будет стерта в порошок.
Мрачная огромная планета теперь медленно выползала на центральный экран. Ледяной мир, укутанный метановыми снегами... Как раз то, что надо айхам. Вероятно, их база координировала действия целого боскомианского флота, базировавшегося в этом далеком и почти не посещаемом кораблями Патруля уголке галактики. Но время идет; теперь Патруль добрался и сюда...
Кирпичного цвета диск с белесыми проплешинами застыл в середине экрана. Что за гнусная планета, невольно подумал Блейд. Холодная, мрачная, темная... Помнится, вокруг местного солнца вращается гораздо более приятный мир, похожий на Землю - Лирана-2... Внезапно он усмехнулся. Не та ли самая Лирана, которую населяют очень хорошенькие и весьма агрессивные амазонки? Кажется, они не признают одежды? Надо бы заглянуть туда на обратном пути...
Торндайк, инженер, защелкал переключателями следящих мониторов; на одном из них начали вырисовываться контуры приземистых округлых конструкций.
- Семь куполов, - сообщил инженер, - центральный покрупнее, с межгалактическим трансмиттером, остальные шесть идут кольцом... - он на мгновение замолчал, всматриваясь в свой экран. - Так... Эмиттерные батареи, аннигиляционные торпеды, тяжелые излучатели... Солидный арсенал! База первого класса, не иначе.
- Хгм... - Блейд прочистил горло. - Если не ошибаюсь, мы можем пробить их энергетические экраны? - Откровенно говоря, его осведомленность по данному вопросу была близка к нулю.
- Нуу... на предельной мощности, пожалуй, - инженер повернул к нему круглое голубоглазое лицо.
- Подключим два резервных генератора, - уверенно заявил капитан, - вспорем игольчатым лучом защитные барьеры... локально, конечно... и ударим вот сюда и сюда, - он ткнул пальцем в свой экран, где тоже смутно вырисовывались грибы вражеских куполов. - Повредим их энергостанцию, напряженность защитных полей упадет. Тогда и нанесем массированный удар!
Блейд глубокомысленно покивал; звучало хотя и непонятно, но весьма впечатляюще.
- Что ж, Хен, - он похлопал пилота по спине, - выводи корабль в позицию для атаки. Капитан Крейг, не пора ли дать сигнал боевой тревоги?
Малькольм Крейг, седоволосый космический волк, приподнял брови:
- Разве ваш план изменился, Серый Ленсмен?
План? Дьявол побери, у этого Киннисона был еще и какой-то план! Блейд нахмурился и важно произнес:
- Ваши соображения насчет атаки кажутся мне вполне разумными, капитан. Если Верн обеспечит нужный резерв энергии, мы прихлопнем их базу в пять минут, не так ли?
- Так, - пилот повернулся к нему и кивнул,Мы можем сделать это прямо сейчас - и точно тем способом, который предложил капитан Крейг. Но...
- Но?
- Капитан имел ввиду, Ким, что мы разделаемся с айхами после того, как ты спустишься вниз...
- Туда?! - Блейд с отвисшей челюстью уставился на ледяной метановый ад, который с устрашающими подробностями показывали уже две дюжины мониторов.
- Конечно! - Хен снова кивнул. - Ты, как всегда, спустишься вниз на спидстере, выкачаешь информацию из их мозгов с помощью линзы, а потом мы ударим... Если ввяжешься в драку и станет совсем худо, Ван Баскирк придет на помощь со своими парнями.
Сатана и преисподняя! Он совсем не желал спускаться вниз и подслушивать мерзкие мысли гнусных тварей! Он хотел поскорее раскатать эту обитель зла ровным слоем по поверхности планеты и отправиться к девочкам, на теплую и благодатную Лирану-2!
Но законы и логика мира, в котором он очутился, были сильнее железной воли Серого Ленсмена. Теперь он припомнил все до конца: он должен спуститься вниз - неважно, есть ли в том военная необходимость; ему придется провести разведку на базе - и, конечно, его засекут; он затеет драку - и Питер Ван Баскирк со своим отрядом валерианских десантников придет на помощь; они пустят в ход топоры и начнут кромсать айхов в клочья, но противник окажется сильнее; тогда "Неустрашимый" совершит посадку и под огнем врага подберет остатки десанта; затем - аварийный взлет при совершенно костоломных перегрузках. А вот после этого можно будет взорвать эту проклятую базу!
Все в душе Ричарда Блейда восставало против такого нелепого плана. Он видел неприятеля и, вероятно, мог превратить его в пепел одним нажатием кнопки, однако сюжет требовал очередного героического побоища. И приятные каникулы на Лиране-2 - увы! - отодвигались на неопределенное время.
Бросив тоскливый взгляд на мониторы, Блейд вытянул руку с переливавшимся на запястье широким браслетомлинзой, служившей ментальным концентратором, с ее помощью ленсмены могли обшарить любые мозги.
- Пожалуй, я мог бы попытаться выудить что-нибудь из этих айхов прямо отсюда, - заявил разведчик; он был единственным ленсменом на корабле так что никто не сумел бы проверить вес и качество улова. Сейчас я просканирую их ментальные поля, а затем мы трахнем по базе из всех излучателей и добавим огоньку атомными торпедами...
Троица у пульта с недоумением уставилась на него.
- Понимаешь, Ким, - произнес пилот после долгого молчания, - так не положено. Ты должен спуститься... ты всегда спускался. И потом, - привел он решающий довод, - Ван Баскирк будет обижен... ведь его парням тоже надо поразмяться!
- Кто тут вспоминает старину Баса? - гулкий громоподобный голос прозвучал одновременно с лязгом отъехавшей в сторону двери. Нагнув голову, в рубку шагнул великан семи с половиной футов ростом. Он был так чудовищно огромен, этот уроженец Валерии, мира с тройной гравитацией, что Блейд ошеломленно уставился на него. Да, нуры из реальности Катраза, которую он посетил в своем шестом странствии, были очень велики, но Ван Баскирк дал бы любому из них сто очков вперед! Нуры тоже имели рост за семь футов - при соответствующем телосложении разумеется, - но они все-таки походили на людей. Командир же валерианских десантников, облаченный в сверкающий дауремовый скафандр, напоминал двухтонный несгораемый сейф из подвалов Британского банка. Несомненно, такой боец обладал правом поразмяться всюду, где ему захочется.
Обреченно вздохнув, Блейд направился к выходу из рубки.
- Посторонись-ка, Бас, - сказал он валерианину, - я отчаливаю минут через пять. Готовь своих людей и десантные боты. Вылет - по моему сигналу!
- Не задержимся ни на секунду, малыш! - заверил его великан и гулко расхохотался Его мощная длань нежно легла на обух гигантской секиры, висевшей у пояса.
"Несчастные айхи," - подумал Ричард Блейд, направляясь к ангарам космических катеров. Однако подарить врагам быструю и безболезненную смерть на этот раз он был не в силах.

ГЛАВА 3

В черном невидимом на черном фоне катере он мчался в черном безграничном пространстве; он пронизывал вечную пустоту со скоростью светового луча; он падал в бездну, в мрачный колодец без стенок и дна.
Наконец Блейд пришел в себя: начинался сон второй.
Он сидел в кресле в крошечной рубке своего спидстера, упакованный в такой же сверкающий дауремовый скафандр, какой был на Ван Баскирке. Точно так же как валерианин, он напоминал сейчас несгораемый бронированный шкаф - разве что поменьше габаритами. На консоли управления перед ним сияла россыпь огней, всеми цветами радуги сверкали и переливались шкалы приборов, от кнопок, клавиш тумблеров и рычагов рябило в глазах. Странным образом он представлял назначение всех этих устройств не имея, впрочем ни малейшего понятия ни о принципах их действия, ни о лежащей в основе теории. Но в практическом отношении он виртуозно владел всеми инструментами и орудиями, предназначенными для слежки и маскировки, для защиты и нападения, он мог ударить тончайшим кинжальным лучом, послать начиненные дуодеком снаряды, окутать катер сферой веерного излучения, поставить экраны невидимости.
Впрочем, в последнем не было нужды, такие экраны уже действовали, надежно скрывая его спидстер.
Катер приближался к первому защитному барьеру айхов, обволакивавшему всю планету непроницаемым силовым пузырем. Непроницаемым? Конечно, нет; для катера Серого Ленсмена не существовало непреодолимых преград, он мог проломить защитное поле, используя энергетические резервы "Неустрашимого" Этот способ был, однако, слишком грубым и позволил бы наблюдателям базы обнаружить чужака; Блейд-Киннисон не собирался его применять. Вместо этого он включил деблокатор - прибор, улавливающий едва заметные колебания внешнего силового экрана. Вскоре потенциал защитного барьера катера стал колебаться в унисон с внешним, в момент точного резонанса спидстер неощутимой тенью просочился через преграду.
Второй экран представлял собой гигантскую полусферу, накрывшую четверть северного полушария планеты, третий, внутренний, диаметром в двадцать миль, располагался точно на полюсе, защищая купола базы. Блейд преодолел их без помех, тем же способом, которым проник через первый барьер. Сейчас его катер завис точно над базой на высоте пяти тысяч футов, и он приступил к детальному изучению вражеской территории с помощью следящих мониторов.
Центральный купол был огромен, он накрывал площадь не менее квадратной мили и под ним спокойно разместилась бы Эйфелева башня. Шесть остальных, вдвое меньших, окружали его, образуя правильный шестиугольник. Для определенности Блейд присвоил главному куполу номер ноль, остальным - от первого до шестого по ходу часовой стрелки. Между первым и нулевым располагалась перемычка - мощнейшая энергостанция, генераторы которой питали всю систему обороны, верхушку центрального купола усеивали антенны дальней межгалактической связи, а над малыми зловеще торчали выпускные шахты космических торпед и тонкие ажурные жала лучевых эмиттеров.
Блейд решил, что если уж он оказался внизу, под всеми защитными экранами врага, необходимо предпринять нечто впечатляющее. Наиболее важной в тактическом отношении целью ему представлялась энергостанция; повреждение даже части генераторов сильно ослабило бы защитные экраны. Однако ударить по ней чем-нибудь подходящим прямо из катера он не мог. Как показывали мониторы оперативного слежения, станцию прикрывал дополнительный - и мощнейший! - энергощит, а стены ее были смонтированы из дауремовьгх блоков десятифутовой толщины.
Несомненно, его собственные эмиттеры и бомбы были слишком маломощными, чтобы устроить фейерверк не покидая катера. "Неустрашимый" же, отделенный сейчас тремя слоями силовой завесы, не мог оказать действенной поддержки. Значит, оборону противника придется все-таки взламывать изнутри, сообразил Блейд, чувствуя, что это решение в точности соответствует и духу, и темпераменту Серого Ленсмена. Он проломит стену большого купола, ворвется внутрь в своем непробиваемом ручным оружием скафандре, достигнет внутреннего входа на станцию, искорежит все, что способно плавиться и гореть под лучами его бластеров и потом... потом...
Он не совеем представлял, что будет потом, зато знал, что необходимо сделать до атаки. Два дела, и к первому можно приступать немедленно.
Блейд посмотрел на свое левое запястье, где, скрытая рукавом скафандра, притаилась линза. Будет ли это фантастическое устройство работать? Почему бы и нет? Ведь все остальное вроде бы работало...
Сосредоточившись, он прикрыл глаза и внезапно ощутил слабое жжение, словно его левую руку обернули теплым компрессом. Чувство это быстро прошло, а в следующий миг он уже пробил наружную броню центрального купола, пронизал какие-то стены, тоннели, переходы и повис над сферическим потолком огромного зала, полного странных механизмов и непонятных агрегатов. Странно, но этот мгновенный перелет не поразил его; он ожидал чего-то подобного. К тому же, воспоминания о телепортационных установках Тарна были еще свежи в его памяти, и Блейд сразу понял, что присутствует в зале не телесно, а лишь невидимым и неощутимым ментальным призраком.
Он начал разглядывать существ, копошившихся внизу, среди странных машин. Через пару минут стало ясно, что айхи не вызывают у него симпатий; слишком чужеродными, непохожими на создания с теплой кровью были эти твари. Кожистое бесформенное туловище размером с доброго быка поддерживали мощные щупальца - от двенадцати до двадцати у разных особей. Несмотря на впечатляющие размеры, айхи не выглядели неповоротливыми - их тела то внезапно растягивались десятифутовой трубой, то сжимались почти в шар, а конечности гнулись в любых направлениях. Блейд не видел чего-либо похожего на глаза или рот, вероятно, у них вообще не было лиц в человеческом понимании, однако они прекрасно ориентировались в пространстве.
Выбрав одного индивидуума тот возлежал в центре сооружения, похожего на кольцевой пульт, разведчик внедрился в его разум. Интуиция не обманула его, эта тварь была лидером, Третьим в Совете Пяти, который и возглавлял базу. Звали ее Айх-Скок, и знал этот Скок немало полезного - в том числе и координаты десятков миров в данном галактическом секторе, связанных с региональной базой и подчинявшихся айхам. Насколько понимал Блейд, именно это и интересовало Патруль. Он начал с величайшей осторожностью, памятуя о ментальной чувствительности айхов, считывать нужную информацию, одновременно контролируя прочие мысли Скока. Они были непонятными, предельно чуждыми, но весьма любопытными.
"Айх-Плут зря пузырится, лопни его метановый мешок, Айх-Секса ему не заполучить, - размышляло существо - Такие соплитары не про него, даже если он вытянется отсюда и до южного полюса! На Секса положил щупальце сам Первый, и тот, кто попробует встать ему поперек пути, рискует остаться с высосанным мозгом. Глупец этот Плут! Лучше бы занимался гастерацией и не лез в высшие сферы... где, того и гляди, могут потравить кислородом."
Возможно, эти мысли являлись карьеристскими соображениями или обычной сплетней, но Блейду показалось, что он улавливает в них некий эротический подтекст. Он закончил считывание данных и на миг задержался в сознании странного существа, ему было просто любопытно. Но это являлось ошибкой. Пока основные его силы оставались направленными на поиск и запоминание цифр и кодов, айх не ощущал чуждого присутствия, стоило лишь чуть-чуть приоткрыться, как разум его забил тревогу.
"Белковый! Белковый в моем мозгу! - панический ментальный вопль почти оглушил Блейда, он чувствовал, как айха охватил страх и яростная нерассуждающая ненависть. - Тревога! Тревога!!!"
Щупальца твари метнулись к многочисленным кнопкам и рычагам кольцевого пульта. Блейд довольно ухмыльнулся. С первым делом было покончено, но оставалось еще и второе. Он пристегнул к предплечьям бластеры, ощупал рукоять тяжелой секиры у пояса и вызвал по линзе Ван Баскирка.
- Бас, вы готовы?
- Да, Ким!
- Тогда - вниз!
- Что, малыш, уже нужна наша помощь?
- Еще бы! Держусь из последних сил... айхи напирают.
- Будем через шесть минут, - коротко ответил валерианин.
Блейд снова ухмыльнулся. Когда эти олухи с топорами окажутся здесь, ситуация будет полностью отвечать его сообщению. Он надавил гашетку, и дюжина начиненных дуодеком снарядов ударила в стену центрального купола рядом с энергостанцией; взвился сиреневый пар, полетели осколки металла, и глубокая трещина распорола броню. Теперь Блейд надавил рычаг под креслом; струя сжатого воздуха выбросила его вверх, прямо в открывшийся люк. Он ловко скорректировал полет двигателем скафандра и, оставив свой невидимый катер на орбите, устремился к дыре.
Снаряды сделали свое дело, пробив многослойную обшивку купола. Видимо, последние рвались уже внутри обширного помещения - переходной камеры с коридором, ведущим к станции; тут все было завалено какими-то обломками и растерзанными телами. Не встречая сопротивления, Блейд ринулся в проход, перекрытый посередине массивным люком. Однако это была всего лишь сталь, а не даурем, и он выжег лаз в течение полуминуты.
Длинный цилиндрический тоннель, широкий и просторный, лежал перед ним, уходя вдаль ярдов на двести; посередине его тянулся тройной ряд металлических конусов с огромными кольцами, опоясывавшими их основания. Как и в переходной камере, тут было темно, словно в гробу - айхи действительно не имели глаз и не нуждались в свете - но Блейд видел, или вернее, ощущал все совершенно отчетливо благодаря линзе. Едва он проскочил в прожженную щель, как тонкие, яростно пылающие иглы потянулись к нему, бессильно увязая в защитном поле скафандра. Айхи-операторы, которых здесь скопилось несколько десятков, открыли огонь и бросились к пришельцу, угрожающе размахивая щупальцами.
Блейд не удостоил их вниманием. Бластеры, плотно сидевшие в наручных кобурах, сами прыгнули ему в ладони. Это было страшное оружие - самое мощное из легкого вооружения в Двух Галактиках, - и он умел им пользоваться. Струи огня ударили в ближайший конус, и он с грохотом развалился напополам; за ним последовал второй, третий, четвертый... Тоннель наполнился дымом, хищным шипением плазменных лучей, утробным ревом айхов; корпуса генераторов лопались, как яичная скорлупа, осколки пронизывали массивные туши мерзких тварей, и из полусотни нападающих до Блейда добралась едва ли половина. Он успел срезать еще дюжину из бластеров, пока не кончился заряд.
Довольно оглядев результаты своих усилий - не меньше трети генераторов лежали в обломках, - он взялся за топор и быстро покончил с остальными. Дауремовый скафандр и защитное поле надежно предохраняли его от ручного оружия айхов, вот если они подтащат тяжелые излучатели, ему придется туго. Но пока он рубил их словно овец на бойне - эти твари не имели никакого понятия о настоящем рукопашном сражении.
Разделавшись с персоналом станции, Блейд уточнил время по своим внутренним часам. С того момента, как он вызвал подмогу, прошло три минуты сорок две секунды; и почва для приема Ван Баскирка и его молодцев была уже почти подготовлена. Не мешкая, разведчик помчался в глубину тоннеля, не забывая мощными ударами топора пробивать кольца в основаниях генераторов - оттуда начинала сочиться бурая маслянистая жидкость. Он добрался почти до конца, до люка, который вел в первый купол, когда вся переборка с люком отошла в сторону, и толпа айхов ринулась на него.
Блейд оглянулся - сзади, со стороны переходной камеры, валила такая же темная масса, над которой колыхался лес щупальцев с зажатыми в них излучателями. Миг - его защитное поле вспыхнуло багровым под лучевыми ударами сотни бластеров; он понял, что под такой нагрузкой скафандр выдержит не более минуты. До подхода Баса оставалась минута тридцать.
И тогда, подняв свою страшную секиру, Серый Ленсмен Ричард Блейд Киннисон бросился на врагов. Он прорубал толстые шкуры, отсекал щупальца, выпускал метан из мешков, крушил костяки, повергал в ужас и вколачивал противника в землю - точнее, в пол. В какой-то момент он поскользнулся на куче внутренностей и рухнул во весь рост, но неимоверным усилием сумел подняться, щедро раздавая пинки тяжелыми башмаками; что-то ухало и хрустело вокруг, хлюпало и мерзко завывало, но он продолжал сражаться. Он был сейчас Серым Ленсменом - по чести и по праву, ибо, несмотря на все отличия между реальным миром Земли двадцатого века и фантасмагорией Двух Галактик, души Ричарда Блейда и Кимбола Киннисона были отлиты в одной форме и закалены в одних водах.
Он держался до тех пор, пока двадцать гигантов в сверкающих скафандрах не ворвались в тоннель, расплавив лучами бластеров переборку. Он увидел, как ярко сияют мощные фонари на их шлемах, как блещут поднятые секиры, искрятся дауремовые панцири; услышал, как ревет пламя бластеров, как грохочет, бьется в уши голос Баса: "Ким, мы пришли! Мы здесь, малыш!"
Он увидел и услышал все это - и потерял сознание. Последней сверкнула мысль о том, что сбросить бомбу с орбиты было бы все-таки проще.

ГЛАВА 4

Он пришел в себя от крепких дружеских тычков, сыпавшихся на плечи. Начинался сон третий.
- Ну, Ким, молодец!
- Показал им, что такое Серый Ленсмен!
- Дьявольски отличная работа!
- Половина генераторов вдребезги!
- И сотня айхов в придачу!
- Стена главного купола вскрыта, словно консервным ножом...
- Энергостанция была при последнем издыхании...
- Внешний экран сел почти на ноль...
Баритон Хена, резкие рубленые фразы капитана Крейга, задиристый тенорок Верна Торндайка, бас гигантавалерианина, еще чьи-то полузнакомые голоса. Люди столпились вокруг него, хлопая по плечам и спине, словно прикосновение к Серому Ленсмену придавало им сил.
Блейд приоткрыл один глаз. Он сидел в своем кресле на мостике перед мониторами, в рубке "Неустрашимого", и огромный экран смутно маячил прямо перед ним. Он открыл оба глаза. На экране багровел диск планеты, и в верхней ее части пульсировало ослепительно-алое облако.
- База? - повелительно спросил разведчик.
- В лепешку! После того, как ты повеселился на энергостанции, они остались практически без защиты!
Верн Торндайк, инженер...
- Потери?
- Потерь нет... разве топоры затупились.
Ван Баскирк... Тоже - остряк!
- Мой катер?
- На борту, сэр!
Капитан Малькольм Крейг, старый служака... Четкий уверенный тон скрывает восхищение.
- Курс?
- На Лирану-Два, как приказано.
Так, пилот Хендерсон... Блейд повернулся к нему.
- Это кто же приказал?
- Ты.
- Когда?
- Как только Бас притащил тебя на борт. Ты на мгновение пришел в себя и произнес "Поворачивайте к второй планете, парни. Здесь все кончено, а девочкам нужна помощь."
- Я так сказал?
- Да И начал что-то бормотать - мол скоро придет тревожный сигнал и нужно поторопиться. А потом отключился.
- Хмм... Интересно...
- Ты - ленсмен, тебе виднее, - Хен развел руками.
Металлический трап, что вел на мостик, загудел под торопливыми шагами, и сухопарый мужчина с лейтенантскими нашивками подошел к Блейду. Нельсон, связист, узнал разведчик и кивнул:
- Что, Нельс?
- Срочное сообщение, сэр. - Он протягивал твердую голубоватую пластинку с какими-то знаками.
Блейд принял послание, не удивляясь, что может свободно разобрать секретный код Патруля. Он прочел, потом передал пластинку Крейгу.
- Огласите, капитан.
- Земля, Главная База, адмирал Хейнес, - произнес тот, с ходу расшифровывая паутинную вязь знаков. - Серому Ленсмену Кимболу Киннисону, на борту "Неустрашимого". Поступило сообщение с Лираны 2 о загадочных исчезновениях ряда политических лидеров и крупных технических специалистов планеты. Решить проблему местными силами не представляется возможным. Прошу оказать помощь. Хейнес.
Блейд удовлетворенно кивнул: послание старика было составлено весьма корректно. Даже он, командир крупнейшей базы, к которой был приписан "Неустрашимый", и влиятельный член Совета Патруля, не мог приказывать Серому Ленсмену. В этом качестве Кимбол Киннисон не подчинялся никому, кроме собственной совести, он обладал статусом свободного агента и мог выступать следователем, судьей и палачом на любой планете Содружества Миров. Вспомнив про дотошного и придирчивого Дж., своего собственного шефа, Блейд завистливо вздохнул. Их с Киннисоном профессии были схожи, но в определенных отношениях жизнь Серого Ленсмена качалась гораздо проще и приятней.
- Ну, вот и послание, которое ты вычислил еще полчаса назад, - сказал Хендерсон. - Я же говорил - ленсмену виднее.
- Прекрасно, джентльмены, прекрасно... А сейчас - прошу по местам, - капитан махнул рукой в сторону пульта в передней части рубки. Мы в пограничном секторе, и тут надо быть начеку. Возможны любые неприятности.
И неприятности не заставили себя ждать.
Блейд перекусил и вздремнул в своем уютном кресле - часа два, не больше. На этот раз его разбудили клацающие сигналы тревоги и суета перед пультом, гул возбужденных голосов и шарканье ног. Он перегнулся через перила - внизу толпилось человек двадцать, почти все офицеры "Неустрашимого". Ощущая бодрость и легкость во всем теле после краткого отдыха, разведчик сбежал вниз; люди расступились перед ним, освобождая дорогу к первому пилоту и капитану.
- Что случилось, Крейг?
Капитан повернул к нему хмурое лицо.
- Похоже, мы влипли, сэр. Боскомианская эскадра. Один корабль в тысяче миль впереди по курсу, и два заходят с кормы. Все - дредноуты класса "Неустрашимого".
- Проморгали наблюдатели?
- Нет. Они появились внезапно, будто вынырнули из пустоты. Похоже, воспользовались гиперпространственным тоннелем.
- Принадлежность?
- Явно онлонианские суда. Вероятно, с командным составом из айхов.
Блейд задумался, перерывая бездонную память Серого Ленсмена. Ситуация действительно была серьезной. Мощное защитное поле "Неустрашимого" вряд ли устояло бы под соединенным ударом трех кораблей того же класса, вооруженных не менее мощными средствами уничтожения. Суда с Онло, такого же холодного мира с метановой атмосферой, как и планета-метрополия айхов, были ударными частями боскомианского флота. И айхам, и онлонианам требовалась примерно одинаковая атмосфера, схожие температура и гравитация; поэтому такие корабли комплектовались смешанным экипажем. Айхи - высшая раса - естественно, командовали; онлониане были ударной силой. Мощные существа, похожие на пятисотфунтовых черепах, закованных в панцирь и вставших на задние лапы; они одинаково ловко обращались и с бластером, и с тяжелым коротким мечом. Достойные противники для валериан!
- Э, да вы только посмотрите на флагмана! - Торндайк возбужденно тыкал пальцем в экран переднего обзора. Казалось, огромное сигарообразное судно врага оседлало какое-то насекомое - многоногий металлический комар с хищно вытянутым хоботком.
- Ну, парни, нам конец... - произнес кто-то за спиной Блейда. Разведчик быстро обернулся и смерил паникера грозным взглядом.
Но дело, скорее всего, шло к концу; мощный аннигилятор мог пропахать их защитные барьеры вместе с корпусом и не заметить, что наткнулся на препятствие. Похолодев, Блейд следил, как страшный хобот медленно рыскает из стороны в сторону. Потом он замер, нацелившись словно бы в лоб разведчику, и тут же застрекотал рекодер на дальнем конце панели управления. Кто-то из связистов быстро подскочил к нему и рванул голубоватую ленту, насмешливым языком высунувшуюся из выходной щели.
- Передают открытым кодом... Требуют остановиться и... и... капитулировать, - казалось, офицер Патруля едва выдавил эти слова.
Блейд решительно положил руку на плечо Хендерсона.
- Сбрасывай пары, Хен. Стоп машина, ложимся в дрейф.
- Сдаемся?! - снова чей-то голос за спиной, молодой, возмущенный. Этот парнишка явно предпочитал смерть позору.
- Патрульные не сдаются, - резко бросил Блейд не оборачиваясь.
- Ты что-то задумал, Ким? - Хендерсон поднял на него взгляд; он-то лучше знал Кимбола Киннисона!
- Задумал... - Блейд повернулся к связисту: - Передай: на борту - Серый Ленсмен Ри... Кимбол Киннисон, - быстро поправился разведчик. - Ленсмен готов перейти безоружным на ваш корабль, если судну Патруля будет гарантирован безопасный возврат на базу.
- Нет!!! - казалось, этот - крик вырвался из двадцати глоток сразу.
- Передай, что велено! - распорядился Блейд, не сводя глаз с экрана, где медленно вырастал корпус вражеского корабля.
- Ким... - Хендерсон стиснул его руку. - Они же обыщут тебя... Ты не пронесешь ни бластера, ни топора, ни бомбы...
- Я сам - бомба, - хмуро проворчал Блейд. - И топор с бластером в придачу... Мне бы только добраться до их рубки, а там - поглядим...
Да, Айх-Скок, Третий в Совете Пяти, дорогой покойник, не вовремя ты предавался внеслужебным думам на боевом посту! О чем ты размышлял, чего страшился? "...того и гляди, могут потравить кислородом..." Ну, тебе уже кислород не страшен...
Блейд бросил взгляд на Торндайка.
- Берн, бери своих парней и срочно - к моему скафандру. Снять оружие, боевой пояс, двигатель, защитный генератор - все, что может внушить им подозрение. Левый баллон заправить обычной дыхательной смесью, правый - чистым кислородом... под пятикратным давлением.
Инженер приподнял бровь, потом кивнул - видимо, понял, - и его словно ветром сдуло. Разведчик повернулся к капитану Крейгу:
- Пока я не вернусь на борт, вести себя пассивно. Это значит: включить защиту на полную мощность, стоять на месте и ждать. И ни одного выстрела!
Застрекотал рекодер. Молодой связист схватил край ленты, пробежал текст и поднял на Блейда виноватый взгляд.
- Сэр, они согласны...
Ричард Блейд, в блестящем дауремовом скафандре, но без оружия, двигателя и защиты, быстро шел по темным коридорам вражеского судна. Лишенный привычного арсенала, он чувствовал себя почти нагим, но усилием воли подавлял это неприятное ощущение. Впереди маячили бронированные спины двух онлониан, и еще шестеро с бластерами наготове тяжко топали за спиной. Солидный эскорт, достойная встреча для Серого Ленсмена! Крепко опасались эти твари носителей линзы, элиты Патруля! А Кимбол Киннисон внушал им страха в десять раз больше.
Диафрагма входного люка раскрыла стальные лепестки, и Блейд, вслед за своими стражами, протиснулся в сферическую дыру; в тяжелом скафандре он выглядел почти таким же громоздким и неуклюжим, как его конвоиры. Рубку, в которой они очутились, заливал тусклый багровый свет, пятерым айхам, возлежавшим у пульта, он был не нужен, но онлониане имели что-то похожее на глаза. Блейд остановился у стены, уставившись на мерзких тварей. За его спиной сгрудились стражи, двое тыкали стволами излучателей в спину разведчику.
- Подойди, белковый, - пришла холодная мысль, и он, брезгливо поморщившись, сделал шаг вперед. Айхи, как и их подручные, являлись кремнийорганическими существами и испытывали к нему не меньшее отвращение. Ему было ясно, что все пятеро настороже и взять кого-либо из них под ментальный контроль не удастся. К тому же, были еще и онлониане со своими излучателями...
- Ты - существо, именуемое Кимболом Киннисоном? - Теперь он определил, что допрос ведет айх, находившийся в центре группы - Первый из Пяти, как принято в их иерархии.
- Да, - он послал краткую мысль-подтверждение.
- Ты - Киннисон с Земли, ленсмен? - айх добивался полной определенности.
- Да. Серый Ленсмен. - Для айхов, вообще говоря, не существовало цветов, поэтому определение "Серый" он передал иначе - "жуткий" или "страшный". Страх - это они понимали, как, впрочем, и гнев, ненависть, месть, пытки.. Особенно - пытки.
- Ты сдался в обмен на жизнь своего экипажа. - Это не было вопросом, только констатацией факта. бесстрастной, как глыба льда.
- Я не сдался. Как вам передали с моего корабля, я пришел сюда безоружным. Отпустите патрульное судно, и тогда мы потолкуем.
- Мы начнем говорить сейчас, белковый. И судьба остальных будет зависеть от того, что ты скажешь.
Ничего иного Блейд не ожидал, этим монстрам нельзя было верить даже на медный галактический грош. Он призадумался - ровно на три секунды.
- О таком мы не договаривались.
- Я не собираюсь с тобой договариваться, белковый. Я не договариваюсь с теми, кто стоит под дулом моего излучателя.
"Великолепная философия, - подумал разведчик, - вполне достойная любого фюрера и вождя с планеты Земля."
- У меня найдется кое-что пострашнее твоего излучателя, - послал он открытую мысль.
- А! Вот мы и добрались до сути! - Айх, казалось, был доволен. - Твоя линза!
Линза была не только телепатическим передатчиком и приемником, позволявшим ленсменам общаться напрямую с любым существом в любой галактике, она могла служить и смертоносным оружием. А линза Серого Ленсмена была смертоносна вдвойне. В ментальном поединке она помогала убивать; с ее помощью удавалось незаметно подслушать чужие мысли и даже взять такого мыслителя под полный контроль, она обеспечивала власть над неразумными тварями, и ее носители не раз обрушивали на врагов яростные атаки бронированных чудовищ и зубастых тварей. Линза была тем, что имел Патруль, и чего не мог сотворить Боском, а посему лидеры боскомиан со страстным вожделением пытались раскрыть эту тайну. Каждый ленсмен представлял для них огромную ценность, ибо линза без своего носителя была мертва, и она убивала любого чужака, осмелившегося прикоснуться к ней. Блейд помнил об этом и знал, что у него есть неплохой товар. Впрочем, он не собирался торговаться с айхами; в его планы это не входило.
- Линза! - повторил допрашивавший ею монстр, и в холодном ментальном голосе разведчик почувствовал звук некоего волнения. - Линза! Ты отдашь нам ее!
- Это невозможно. Тот, кто коснется ее, погибнет - независимо от моего желания. Разве ты не знаешь?
- Знаю. И не хочу ее трогать. Но ты отдашь нам ее - вместе с собой. Вместе со своим знанием!
- Я не имею понятия, как она работает, - сухо заметил Блейд, и это было вдвойне правдой: подобной информации не имел и сам Киннисон.
- Это мы слышали... слышали от многих ленсменов, что умерли в муках, но не сказали ничего вразумительного...
"Будь ты проклят, гнусный метановый мешок, - подумал Блейд, представив десятки - может быть, сотни, - людей, принявших страшную смерть в лапах чудищ, всех этих айхов, дельгониан, выходцев с Онло и других омерзительных миров. - Будь ты проклят! Скоро ты сам сдохнешь в муках, и я спляшу джигу на твоем трупе!"
- Однако нам никогда не попадался белковый такого ранга, как ты... Ты должен знать, как функционирует этот прибор. И лучше, если ты сам расскажешь о нем все, что знаешь. - На миг ментальная передача смолкла, затем айх с угрозой заметил: - Существа твоей расы испытывают страдания, глядя на муки ближних... этим вы, слабые, отличаетесь от нас.
- Этим мы сильнее вас, бездушные твари, - пробормотал Блейд.
- Считай, как хочешь, мне это безразлично. Но тут целый корабль белковых... И я обещаю, что они примут не простую смерть, если ты заупрямишься! Впрочем, я могу их и в самом деле отпустить, - добавил он, помолчав.
Шантажист, решил разведчик, неумелый шантажист и дилетант, который прет напролом, выжимая силой то, что требует неизмеримо более тонкого подхода. Ну, сейчас эта швабра со щупальцами увидит, как работает профессионал!
Он прищурился и с ухмылкой произнес:
- Значит, ты надеешься выпытать тайну линзы у ленсмена Киннисона? А ты подумал о том, кто перед тобой стоит, тварь? Да, я - ленсмен, раз могу общаться с тобой... Вот только Киннисон ли?
С минуту существо размышляло; видимо, подобная альтернатива являлась для него неожиданной.
- Если так, все белковые на корабле умрут в страшных муках, - наконец сообщил айх. - Но есть хороший способ проверить истину твоих утверждений. В обеих галактиках известно, что линза Киннисона вдвое шире линзы любого другого ленсмена и пылает много ярче. Покажи ее!
Этого-то Блейд и ждал! Однако он не собирался торопиться.
- Линза на моей левой конечности под рукавом скафандра, - заметил он, - и если я сниму защитный костюм, то скончаюсь в вашей атмосфере через несколько мгновений.
И в самом деле, рубку заполнял метан при температуре минус сто по Цельсию; жуткое сочетание для любого белкового существа, но совершенно привычное для холоднокровных айхов и онлониан. Правда, секунд тридцать Блейд выдержать бы смог.
- Ничего, сразу ты не сдохнешь, - заметил его собеседник. - А первый опыт научит тебя, чего ждать в дальнейшем. - Он замолчал и вдруг рявкнул во всю свою ментальную мощь: - Немедленно! Покажи линзу!
Блейд, притворяясь устрашенным, откинул шлем и быстрым движением повернул вентиль баллона с кислородом. Его патрубок смотрел назад, и первые порции газа пришлись, как и рассчитывал разведчик, прямо в чудовищные лица онлониан. Стражи отпрянули и, выронив оружие, повалились на пол. В следующий миг мощная отдача стремительно вырывавшейся струи швырнула Блейда к пульту, туда, где распростерлись на низких ложах бесформенные тела айхов. Задержав дыхание, закрыв глаза и чувствуя, как тысячи ледяных иголок впиваются в кожу, он терпел, отсчитывая про себя время. Торндайк божился, что баллон опустеет за двадцать пять секунд...
Для гарантии он выдержал сорок, потом нахлобучил шлем, продул его, и сделал первый мучительный вдох. Лицо горело, а воздух еще отдавал мерзким метановым запахом, но зато его пленители - все тринадцать! - были недвижимы. Да, дело присоветовал ему покойный Айх-Скок! Пусть дьявол будет милостив к этому метановому мешку в мрачной преисподней айхов!
Разведчик начал изучать пульт - захваченное им сердце огромного корабля. Сюда сходились все нити управления; пять айхов держали в своих щупальцах судьбу экипажа и судна. Приборы, клавиши и рычаги - непривычной формы и не предназначенные для человеческих рук казались, тем не менее знакомыми Блейду. Этот дредноут, оснащенный страшным оружием, был не первым кораблем Боскома доставшими Патрулю, и любой из ленсменов сумел бы управиться с ним не хуже, чем с собственным спидстером.
Однако Блейд не собирался никуда лететь. Первым делом он наглухо заблокировал вводную диафрагму, обезопасив свои тылы; затем разыскал рукоять экстренного катапультирования и перевел ее в рабочее положение. Тут же сдвинулась часть стенной переборки, за которой тускло блеснули пять цилиндров - по числу бывших хозяев корабпя. Теперь разведчик мог в любой момент покинуть вражеское судно - эти капсулы, рассчитанные на айхов, были достаточно велики, чтобы он поместился там со всеми удобствами.
Оставалось последнее и самое важное дело. В правой части панели мерцала прицельная сетка аннигиляционного орудия того самого металлического комара, чей хобот был сейчас нацелен прямо на "Неустрашимого". Чуть выше слева и справа, вырисовывались контуры двух других боскомианских дредноутов, бдительно стороживших очутившееся в капкане судно Патруля. Естественно, Блейд наблюдал эту картину не с помощью глаз - зрение как таковое у айхов отсутствовало. Они воспринимали совсем другие длины волн, чем люди, но ленсмен мог работать и в таком диапазоне - помогала линза.
Медленно, осторожно он начал вращать тугой цилиндр целеуказателя. На его поверхности были выдавлены странные глубокие вмятины - видимо, для того, чтобы удобнее охватить рукоять щупальцем; Блейду они скорее мешали, чем помогали. Он навел багрово светившийся кружок прицела на левый корабль врага - на корму где располагались силовые генераторы, и резко вдавил цилиндр в поверхность панели. Корабль содрогнулся. Потом судно дрогнуло во второй раз, когда разведчик послал для страховки еще один луч. Быстро поймав в прицел другой дредноут, он снова дважды прижал ладонью цилиндр и бросился к спасательной капсуле. В рубку уже ломились, а сейчас Блейд не так опасался бойцов-онлониан, собравшихся по ту сторону люка, как атмосферы по эту. Если они начнут выжигать люк бластерами
Он мчался в капсуле мертвого айха к своему кораблю, отчаянно взывая к товарищам, требуя, чтобы открыли проход в силовом барьере, когда к двум раскаленным газовым облакам, сиявшим слева и справа от "Неустрашимого", добавилось третье. Видно, онлониане пробились-таки в рубку... В рубку, полную метано-кислородной смеси! И под обжигающими лучами бластеров рвануло все: гремучий газ, топливо в спасательных капсулах, защитные генераторы... Системы управления и контроля превратились в прах, исчезли поля, удерживающие антиматерию в магнитных ловушках, вещество соединилось с антивеществом...
Страшный огненный вихрь догонял капсулу Блейда, норовя лизнуть ее яростным раскаленным языком; но крохотное суденышко уже скользнуло в энергетический тоннель, и несокрушимый силовой щит патрульного корабля бесстрастно отразил накатившуюся волну плазмы.

ГЛАВА 5

Лазурное безоблачное небо. изумрудная зелень деревьев и трав, плавный накат голубых волн, ласкающих подножия серых и бурых утесов, теплый золотистый диск солнца... Начинался сон четвертый.
Блейд развалился на мягкой софе, обитой алым бархатом с золотым шитьем. От широко распахнутого окна просторной комнаты веяло свежим воздухом и цветочным ароматом; ветерок едва заметно колебал розоватый газовый занавес. Стены и потолок помещения были обтянуты алой тканью с золотистыми розетками, изображавшими какой-то местный цветок, похожий на пышную орхидею. Здесь стояли еще три такие же софы, как та, на которой он расположился, и низкий столик со стульями из прозрачного, с алыми прожилками, пластика; у двери навытяжку застыли две рослые девицы с серебряными жезлами в руках - почетная стража правительницы. Они старались не смотреть на Блейда, но когда это не удавалось, красивые лица передергивала гримаса отвращения.
Этот помпезный зал, напоминавший королевские покои где-нибудь в Версале, и в самом деле служил королевской приемной Блейд, неохотно удостоенный аудиенции, терпеливо ждал, когда распахнутся двери резного розового дерева и его пригласят войти. Во дворе, перед широким мраморным порталом, распростер крылья флаер разведчика, в котором его доставили с космодрома. Там, милях в двадцати от зеленого и уютного города, высилась громада "Неустрашимого", и весь экипаж сидел в корабле, словно в осаде. Все, на что они имели право - вдохнуть глотокдругой свежего воздуха, высунув головы из люков, спускаться на землю запрещалось.
Ибо корабль Серого Ленсмена сел на Лиране-2, единственной и неповторимой, уникальной планете, где местные двуполые гуманоиды, в физиологическом отношении абсолютно подобные землянам, были представлены только одним разумным полом - женщинами Здесь не имелось мужчин - в обычном понимании этого слова, и Блейд, едва ступив на почву этого мира, тоже перестал быть мужчиной и превратился в презренного самца.
Самцам же на Лиране жилось нелегко. Этих существ, почти безмозглых карликов, разводили словно скот и после сотни спариваний отправляли в небытие. Сам же этот процесс, служивший для всех нормальных гуманоидов источником столь приятных и волнующих переживаний, на Лиране не значил ничего, недолгое механическое подергивание, вслед за которым изливалось семя - вот и все. Обитательницы Лираны были исключительно красивы, словно аккумулируя в рамках своего пола силу, здоровье и физическое совершенство, которые в иных мирах распределялись напополам, но при этом они были абсолютно фригидны. Честолюбие, карьеризм, стремление к успеху на политическом, деловом или профессиональном поприще вполне заменяли им секс; они даже не были лесбиянками, как в приснопамятной Меотиде - что, по мнению Блейда, являлось совсем уж страшным грехом! Но что поделаешь - на этой планете слово "наслаждение" понимали только в прямом и самом примитивном смысле, а таких слов, как "экстаз", "страсть", "любовь", "эрос" у местных красоток не было и в помине.
Блейд, в срою очередь, старался не глядеть на двух прелестных стражей; застывших со своими жезлами словно бронзовые изваяния. Жезлы эти на самом деле являлись пулевым оружием, довольно архаичным по мнению человека, имевшего дело с бластерами, лучевыми эмиттерами, парализаторами и прочим ручным арсеналом Патруля. Но не эти пистолеты делали лиранок опасными для любых пришельцев извне; вдобавок к прочим своим достоинствам, эти красотки были ведьмами. Точнее, их сочли бы ведьмами в девяносто девяти из ста миров Содружества, ибо жительницы Лираны обладали врожденными - и весьма сильными! - ментальными способностями. Они редко использовали звуковую речь; телепатическое общение было повсеместным. И они превосходно умели убивать, пользуясь своим редкостным даром! Правительница - или королева, как предпочитал называть ее Блейд, оставалась таковой, пока пользовалась славой сильнейшей, но наступал срок, и кто-нибудь из молодых ментальных талантов вызывал ее на поединок и приканчивал без жалости и угрызений совести. Тем же способом они управлялись с самцами - своими и чужими.
Но Блейд - точнее, Кимбол Киннисон, - оказался не по зубам этим хищницам! Он хорошо помнил, какой ментальной атаке подвергся два года назад, во время первого посещения Лираны, но и ведьмы запомнили, чем и как он ответил! Для них это было страшным ударом - самец, который оказался сильнее всех и смог погрузить в каталептический столбняк целый город с помощью своей проклятой линзы! На сей раз они уже не пытались тягаться с ним, однако Блейд постоянно и почти бессознательно прикрывал свой разум мысленным щитом и был готов в любой момент отразить атаку.
Однако эти девушки - там, у двери, - были поразительно красивы! Стройные, высокие, длинноногие, с твердыми маленькими грудками... Дьявольщина! Он прикрыл глаза, чтобы не видеть их совершенных форм. Лирана отличалась исключительно мягким климатом, в силу чего ее обитательницы не носили одежды. Абсолютно никакой! И не позволяли гостям - тем, кому в силу редкостного стечения обстоятельств дозволялось ступить на почву планеты, - разгуливать в оскорбляющих их взгляд тряпках. Посему Блейд был столь же наг, как и две девицы у двери. Пожалуй, он был обнажен еще в большей мере, ибо у них имелись серебряные пистолеты, золотые серьги в ушах и ожерелья; у него же - только линза на запястье. Правда, она стоила всего остального.
Обратившись к своему чудесному устройству, Блейд внезапно сообразил, что может с его помощью управиться с собственными эмоциями. Линза словно обрушила на него спасительный водопад ледяной воды, и теперь он, без боязни проявить естественную для мужчины реакцию, начал изучать соблазнительные треугольники мягких волос меж стройных бедер. Такое повышенное внимание встревожило охранниц; они чувствовали, что мерзкий самец что-то хочет от них, но не понимали, чего именно. Может быть, собирается поиздеваться? Или напасть? Истинные намерения пришельца оставались совершенно неясными для фригидных прелестниц.
Черт с ними, решил Блейд, меняя позу; главную проблему он решил. Иначе как отреагировала бы королева на его столь неуместное и оскорбительное возбуждение? По слухам, Елена Лиранская была исключительно красива и весьма умна; она куда лучше своих прислужниц разбиралась в иноземных обычаях и в том, какие чувства вызывают лиранки у пришельцев-самцов. На этой почве, когда корабли Содружества впервые обнаружили Лирану, разразилась несколько дипломатических скандалов, в результате которых торговые связи с планетой сейчас осуществляли только безразличные к женским прелестям негуманоиды. Конечно, Патруль держал на Лиране своих тайных агентов - сплошь женщин, как легко догадаться, причем с трансплантированными в мозг ментальными усилителями. Блейд им не завидовал. Нормальной девушке и так нелегко подделаться под лиранку, а тут еще полное отсутствие одежды... Тем не менее, одна из этих героинь невидимого фронта послала тревожный сигнал Хейнесу, за которым и последовал нынешний визит "Неустрашимого".
Спина у Блейда затекла. Он поднялся, помассировал поясницу, подошел к охранницам и начал пристально разглядывать их. У девиц, узревших столь близко отвратительного самца, перехватило дыхание; казалось, еще немного - и обе грохнутся в обморок. Блейд почти гипнотизировал их - тем особенным взглядом, которым он умел смотреть на женщин, - но адекватного отклика не дождался. Конечно, красотки видели не его истинное обличье, а Кимбола Киннисона, но Серый Ленсмен тоже был весьма представительным мужчиной. И однако - ничего... ни капли положительных эмоций, ни следа возбуждения!
Разочарованно вздохнув, разведчик направился к столу, сел и начал перебирать журналы с яркими обложками. Эти иллюстрации - вернее, натура, с которой они были сделаны, - являлись основой благосостояния планеты. Когда звездолеты Содружества появились тут, Лнрана-2 была патриархальным миром, и лишь благодатный климат и обилие фруктов спасали прелестных туземок от голодной смерти. Но за пятьдесят лет все разительно переменилось; теперь лиранки имели великолепные города, дома с современными удобствами, роботов, флаеры, самые совершенные машины и прочие блага цивилизации. Ограничения на торговлю касались только оружия и межпланетных транспортных средств; в последнем лиранские ведьмы не слишком нуждались, ибо проводили политику космического изоляционизма.
Блейд лениво перебирал журналы. Это были издания с великолепными цветными фотографиями - обнаженная натура, потрясающие красавицы, бронзовокожие блондинки, брюнетки с лилейными руками, шатенки с улыбкой во все лицо, огненно-рыжие, пепельноволосые, юные, обольстительные... Только глаза у них казались холоднее льда - но тут уж ничего нельзя было поделать, ибо все эти натурщицы, запечатленные в разнообразных, но неизменно соблазнительных позах, являлись лиранками. Лирана экспортировала отблеск женской красоты, и этот товар высоко ценился во всех гуманоидных мирах; естественно, к продаже предлагались не сами тела, а лишь их запечатленный на пленках, но почти столь же ценный эквивалент. Он-то и был неиссякаемым источником богатства планеты.
Блейд горько усмехнулся. Наверняка миллионы мужчин в тысячах миров с восторгом и тайным вожделением рассматривают эти картинки, мечтая об оригиналах. И вряд ли хоть один из миллиона знает, каковы оригиналы на самом деле! Фригидны, как... как инфузории!
Однако на качестве снимков это почти не сказывалось Лирана имела штат превосходных фотографов и фотомоделей, отличных специалисток, готовых принять любую мыслимую позу, предписанную поступившим извне заказом, суть и значение этой позы местных ведьм, не волновали. Впрочем, подобные изображения нельзя было отнести к разряду откровенной порнографии. Снимками лиранок иллюстрировали пособия по гимнастике и танцам, рекламу всевозможных товаров, буклеты туристических агентств и даже медицинские трактаты.
Звякнул колокольчик, и Блейд поднял голову, оторвавшись от созерцания нагой красотки, раскинувшейся в шезлонге под пальмами не то на Гавайях, Земля, не то на Изумрудном побережье Альдебарана. Дверь распахнулась, и обе хранительницы королевского покоя одинаковым жестом пригласили гостя встать и войти.
Он встал и вошел. Королева Елена сидела за письменным столом, скрестив стройные ножки. Она была ослепительна! Густые каштановые волосы с рыжинкой падали на точеные алебастровые плечи, полные груди с розовыми сосками напоминали эллинские фиалы, талию вполне можно было бы стянуть ремешком от часов. Насколько Блейд мог разглядеть, то, что находилось под столом, вполне соответствовало всему остальному. Сердце его дрогнуло; он даже не пытался угадать, сколько ей лет - подобный вопрос был бы просто кощунственным.
Елена Лиранская подняла на него лазоревый взгляд. Собственно, Еленой ее прозвали эмиссары Патруля, но она не имела ничего против этого имени. Общепринятым же идентификатором личности на Лиране служили не бессмысленные сочетания звуков вроде "Еле на", "Кэти" или "Кларисса", а должность и ментальный образ ее носительницы В этом смысле настоящим именем Елены было "Королева".
И теперь она поистине королевским жестом вытянула руку, пресекая дерзкую попытку Блейда шагнуть поближе.
- Ты встанешь вон там, у стены, - палец с розовым ноготком показал в самый дальний угол.
Отлично, он встанет там. С этой позиции открывался изумительный вид на пару ножек и мраморные колени. Блейд замер у стены и немного полюбовался, уговаривая себя не увлекаться. Он чувствовал - еще немного, и линза ему не поможет.
- Ты настаивал на встрече, - продолжал холодный хрустальный голос. - В порядке исключения я согласилась выслушать тебя. Говори. Не имеет смысла затягивать этот визит.
- Благодарю, ты очень любезна, - пробормотал Блейд, пожирая взглядом два сочных плода с розовыми черенками.
- Что-то не в порядке? - она с равнодушной улыбкой поправила бриллиантовую диадему на пышных волосах. Дьяволица знала, какое впечатление производит на инопланетных самцов!
- Да. Патруль получил информацию, что на Лиране участились случаи необъяснимых исчезновений среди населения. Пропадают наиболее видные граждане, наиболее ментально одаренные.
- Вот как? И откуда же это стало известно вашему Патрулю?
- Патруль знает все, - сказал Блейд железным тоном.
- И кто же исчез?
- По нашим сведениям - художники, специалисты, политики.. Всего тридцать девять женщин.
- Хмм... - прекрасная Елена призадумалась. - О пропаже художников и ученых я сожалею, а политики... Пфа! - она сделала небрежный жест, ясней ясного говоривший: туда им и дорога!
- Тут не отделаешься сожалениями, - жестко произнес Блейд. - Я должен провести полное расследование.
- Зачем? Пропало тридцать девять человек - из многих миллионов... велика важность! И, в конце концов, это наша проблема!
- Нет. Важно не то, что они пропали, а как пропали.
- Как? Я не понимаю.
- Насколько нам удалось установить, многие из этих женщин жаловались, что слышат какой-то далекий зов.
- Невероятно! Ты хочешь сказать, что их загипнотизировали?
Блейд кивнул.
- Что-то вроде этого.
- Но... но. - она очаровательно прикусила нижнюю губку, - представители нашей расы не так просто поддаются гипнозу! Я бы даже сказала, что это совсем невозможно... если только... - Елена бросила на собеседника внимательный взгляд. - Ты можешь поручиться, что это не развлечения ваших ленсменов?
Стиснув от ярости кулаки, Блейд шагнул к столу, но тут королева проворно извлекла из ящика серебряный жезл и нацелила его прямо в живот разведчику.
- Стой, где стоишь, самец! И не считай меня дурой! Разве я не вижу, как ты на меня смотришь? Да ты сам бы выкрал меня, если б смог!
"В проницательности ей не откажешь, - подумал Блейд - но девочка нуждается в уроке хороших манер. И сейчас она его получит."
Он вытянулся у стены, посмотрел на сидевшее напротив чудо и облизнулся, неторопливо и нахально, словно подобравшийся к сметане кот.
- Выкрасть тебя? А ведь это мысль! Думаешь, это так трудно сделать? - Внезапно голос его приобрел повелительный тон, а посланный через линзу импульс сломил ментальный щит королевы. - Брось оружие! Встань! Иди ко мне!
Женщина поднялась и, обогнув стол, шагнула к нему, словно сомнамбула. На ее висках выступила испарина от напряжения, она боролась изо всех сил, но все-таки шла!
Блейд жадно схватил ее в объятия, прижимая к груди нежное трепещущее тело. Ее губы были сладкими и терпкими одновременно, как апельсиновый сок и такими же освежающими. Он утолил жажду - раз, другой, ладони его блуждали по плавному изгибу спины, спускаясь к соблазнительным округлостям бедер. Он в третий раз приник к ее губам и разжал свои ментальные тиски.
О, как она сопротивлялась! Помесь тигрицы и гремучей змеи, фурия из адских глубин, оскорбленная амазонка не могли бы сражаться яростнее! Блейд расхохотался и отпустил свою жертву.
Мгновенно отпрыгнув к столу, Елена схватила оружие, ствол ходил в ее руках, его черный зрачок пол зал по телу разведчика, пока она выбирала место, куда всадить первую пулю. Наконец, выбрала; жезл смотрел вперед и чуть вниз.
- Ты... ты... самец... мерзость... сейчас ты поплатишься... - губы королевы кривились от гнева.
"В самом деле, не отстрелила бы чего," - подумал Блейд и мощным ментальным импульсом заставил свою противницу выронить пистолет. Потом он сказал, негромко и решительно:
- Ты, королева, попыталась оскорбить Патруль и меня, но была наказана. Теперь мы квиты. Так? - На глазах Елены еще блестели слезы бессилия и ярости, но, кажется, она начала успокаиваться. Разведчик довольно кивнул. - Ну, вот и хорошо. И запомни: я - мужчина, не самец. Был бы самцом, ты бы сейчас лежала на полу, задрав кверху ноги... - Она вздрогнула, но Блейд безжалостно продолжал: - И запомни еще одно - ты имеешь дело с Серым Ленсменом. Мне не хотелось бы снова напоминать об этом даже таким приятным для себя способом, - усмехнувшись, он прикоснулся ладонью к губам.
Она склонила голову - противник был сильнее.
- Ну что ж... - Блейд подошел к столу, придвинул стул и сел. - Располагайся, королева, на своем троне, и приступим к делу.
Они работали примерно с час. Проявив власть и незаурядную настойчивость, Елена подняла на ноги правительниц всех северных округов, и вскоре им удалось локализовать место таинственных исчезновений. В центре огромного материка, примерно на пятидесятой параллели, там, где степи переходили в лиственные боры, высилась древняя горная гряда, рассеченная трещинами и ущельями, со множеством пещер. Все пропавшие жили на севере, в континентальных городах обширной лесостепной зоны, удаленных от подозрительных гор на расстояние от ста до пятисот миль; и все они рано или поздно оказывались там. Одни, по словам знакомых, собирались якобы на экскурсию или пикник, действия других были абсолютно необъяснимы. Трем художницам взбрело в голову писать горные пейзажи, женщина-геолог отправилась осмотреть давно заброшенный рудник, кто-то собирал камни, кто-то целебные травы. Но факт оставался фактом, в радиусе мили от некой выветрившейся скалы с целой системой пещер было обнаружено по крайней мере полтора десятка пустых флаеров.
Как только Блейд услыхал про пещеры, последние сомнения отпали, на планету высадились дельгониане. Гипнотическое внушение, исчезновения людей, пещеры - все это были звенья одной цепи, и тянулась она в космическую даль, к мрачной планете Дельгон.
Он рассказал Елене все, что знал про этих тварей, и предупредил, что Патруль проведет полную санацию горной местности своими силами; никто из обитательниц Лираны не должен приближаться к пещерам. Королева рассеянно кивнула; ее губы кривились, а в глазах мерцал странный блеск, внушивший Блейду некие подозрения.
Возвращаясь на космодром, разведчик думал о состоявшейся встрече, о прекрасной Елене, повелительнице Лираны, и ее теплых нежных губах. Интересно, как бы вел себя на его месте настоящий Кимбол Киннисон? Вероятно, Серый Ленсмен тоже продемонстрировал бы упрямице ментальную мощь линзы, но вряд ли раскрыл бы ей свои объятия... скорее, прочитал грозную нотацию. Что ж, Ким и не имел права на большее, в конце концов, он был почти женатым человеком.
И Блейд, вспомнив, как трепетало в его руках гибкое тело королевы, порадовался, что сам он пока что холост.

ГЛАВА 6

На космодром опускался черный спидстер - точно такой же, как катер Кимбола Киннисона. Начинался пятый сон.
Блейд глядел, как в распахнутом люке появилась чудовищная голова - с клыкастой пастью, костяным гребнем над ушами и зверовидным вытянутым носом. Лоб, однако, был высок, а в глазах сияла неподдельная радость.
Вот показались могучие передние лапы, змеиное чешуйчатое тело, развернулись широкие крылья, и летающий дракон, одним прыжком преодолев ярдов пятьдесят, обрушился на человека.
- Ворсел, старый змей, ты меня задушишь! Кольца, обвивавшие тело Ричарда Блейда, ослабли.
- До чего же я рад тебя видеть, старина!
- Взаимно, Кимбол, взаимно...
Конечно, они общались с помощью своих линз, человек не мог изобразить шипенье и свист, служившие языком разумной рептилии, а горло Ворсела вряд ли было способно воспроизвести звуки английской речи. Это, однако, не помешало им в свое время стать настоящими друзьями.
Ворсел был велантийцем. Несмотря на устрашающий облик, его раса относилась к наиболее высокоразвитым в галактике, ибо обитатели Велантии обладали высочайшими ментальными способностями, сочетавшимися со здравым разумом и склонностью к технике. Ворсел же среди своего народа выделялся во всех отношениях; он был великолепным психологом и инженером, обладал редким мужеством, силой, юмором и дружелюбием. Но, что гораздо важнее, он являлся Серым Ленсменом - первым среди велантийцев и вторым в галактике после Киннисона.
Блейд хорошо помнил обстоятельства их первой встречи. Это случилось лет восемь назад, когда судно, находившееся под его командой (вернее - под командой Кимбола Киннисона) было атаковано и разбито боскомианской эскадрой, и остатки экипажа выбросились в пространство на двухместных спасательных ботах. Кимбол оказался в паре с Ван Баскирком; вместе они, после долгих странствий, приземлились на Дельгоне - планете, ранее неизвестной Патрулю. Мир этот был странным и весьма подозрительным; и, как знать, возможно, оба молодых патрульных сложили бы там свои кости, если б не встретились с Ворселом.
Он прибыл на Дельгон с соседней Велантии и собирался героически расстаться с жизнью - по какому поводу находился в довольно возбужденном состоянии. Дельгон населяла рептилоидная раса; эти существа весьма походили на самих велантийцев - разве что не казались такими мощными и крупными и не могли летать. Большая часть дельгонианских рептилоидов не представляла никакой опасности для велантийцев, гораздо более развитых в техническом отношении, но вот их Владыки... Эти монстры являлись отдельным и довольно немногочисленным подвидом и обладали одной жуткой особенностью - потрясающей гипнотической силой. Даже разум велантийцев не мог противостоять их призыву, отголоски которого докатывались через миллионы миль с соседней планеты; как покорный скот, они отправлялись на Дельгон - и гибли.
Гибли, ибо Владыки Дельгона завлекали их в мрачные пещеры, подвергая там ужасающим пыткам. Эти твари наслаждались, наблюдая за мучениями своих жертв, а в момент неизбежной агонии поглощали их жизненную энергию. Таким был способ их существования, и самим пыточным дел мастерам он представлялся вполне естественным - чтобы не думали об этом в остальной части галактики. Они взимали страшную дань со своего народа, но велантиец - о, это было особо изысканное блюдо!
Нередко лучшие сыны Велантии отправлялись на Дельгон добровольно, стремясь испытать всевозможные защитные устройства, которые можно было бы использовать в борьбе с кровожадными соседями, но пока эти миссии успеха не имели - герои доставались на обед местным властителям. Никто не знал, где они скрываются и какова природа их жуткого воздействия на мозг, тайна эта оставалась нераскрытой, хотя лучшие из велантийцев заплатили за нее жизнями.
Ворсел прибыл на Дельгон, желая испытать мыслеэкран собственного изобретения Все, что он должен был сделать - дать о себе знать, послав что-то вроде ментального опознавательного сигнала: я - велантиец, и я - тут. Затем, при первых же попытках сломить его волю, Ворсел собирался включить свое устройство и положиться на судьбу. В момент встречи с двумя патрульными он как раз набирался храбрости, чтобы бросить вызов врагам.
Итак, у велантийца имелась информация, а у людей - быстроходный катер и лучевое оружие. Кроме того, у Киннисона была линза, а у Ван Баскирка - неизменный топор. Выяснив, кто есть кто, они предложили Ворселу помощь. Облетев планету, молодые патрульные нашли множество городов, в которых обитали обычные рептилоиды, и несколько скрытых пещер, излюбленных мест поселения Владык Дельгона. Они опустились рядом с самой крупной, и Ворсел послал свой вызов. К сожалению, идея с защитным экраном рухнула в первые же секунды; но, к счастью, линза Киннисона оказалась на высоте. Имитируя полную покорность, троица углубилась в пещеру; когда же они достигли места, где их поджидало несколько сотен дельгониан, жаждущих полакомиться редкостным инопланетным блюдом, Кимбол включил свою защиту, прикрыв товарищей.
И началась бойня! Владыки Дельгона не имели представления о бластерах и гранатах с дуодеком, ибо их оружием была мысль, а в более простых случаях - когти и клыки. Бессильные подчинить пришельцев своей воле, они гибли под огненными лучами эмиттеров и сводами тоннелей и камер, которые обрушивали на них взрывы. Вычистив одно змеиное гнездо, три бойца занялись остальными; конечно, они не могли обследовать все гигантские пещерные лабиринты на планете, но постарались выполнить работу с максимальной добросовестностью.
Проведенная операция имела два последствия. Первое - Ворсел вступил в Патруль (естественно, после присоединения Велантии к Содружеству Миров) и, спустя некоторое время, стал Серым Ленсменом. Второе обстоятельство было не столь отрадным - Боском тоже обнаружил Дельгон и вывез на своих космических кораблях остатки его бывших Владык. Их тайно расселили небольшими колониями на планетах Содружества, и дельгонианские гипнотизеры принялись за дело. Обнаружить их было крайне трудно, а иногда и невозможно; расследование каждого такого случая поручалось опытному ленсмену.
Раса Ворсела питала инстинктивную ненависть к дельгонианам, и в Патруле драконоподобный ленсмен специализировался на поиске и уничтожении как раз таких скрытых групп. Это стало его постоянной задачей, его хобби, его жизненным призванием; вот почему, при первом же подозрении, что на Лиране обосновались Владыки, Блейд вызвал велантийца. Кроме того, он и в самом деле был рад его видеть.
Выпустив разведчика из объятий своего мощного, но удивительно гибкого тела, Ворсел свернулся кольцом, его голова покачивалась на уровне глаз человека.
- Ты прилетел вовремя, брат мой, - Блейд похлопал велантийца по чешуйчатому плечу. - Мы уточнили координаты гадючника и нанесем удар сегодня
Глаза дракона сверкнули.
- Я буду рвать их на части! Я выпущу их ядовитую кровь! Я сверну им шеи! Я...
Блейд покивал головой, сообразив, что все эти операции Ворсел произведет своими клыками и когтями, в таких схватках он принципиально не пользовался бластером.
- Разумеется, разумеется, дружище. Только не горячись и не забывай прикрывать ментальным щитом парней Ван Баскирка.
- О, Бас тоже тут? - Ворсел изогнул шею, озирая массивный корпус "Неустрашимого".
- Нет, не тут. Он со своими ребятами шарит в горах и осторожно заваливает все подозрительные ходы-выходы... Мы ведь не хотим, чтобы эти твари расползлись по всей планете, верно?
- Ты, как всегда, предусмотрителен и осторожен, Кимбол. Работать с тобой - одно удовольствие.
- Спасибо, старина. Еще пару часов, и ты сможешь поточить зубы о черепа дельгониан... - Крохотная рация, словно кулон свисавшая с ремешка у Блейда на шее, вдруг пискнула; он приложил ее к уху, выслушал доклад наблюдателя, и медленно произнес:Похоже, друг мой, нам придется поспешить...
- Что-то случилось?
- С "Неустрашимого" засекли флаер. Он вылетел час назад из города и держит курс на север, к тем самым горам.
- Ну и что?
- Видишь ли, Ворсел, я запретил все полеты в северном направлении... И, кажется, я догадываюсь, кто ведет этот аппарат!
Елена! Он помнил ее странный взгляд и ту насмешливую полуулыбку, которой она встретила просьбу не покидать город. Владычица Лираны потерпела фиаско в столкновении с Серым Ленсменом и теперь собиралась взять реванш. Упрямая идиотка! Конечно, она была сильнейшим телепатом планеты, но выстоять в ментальном поединке с десятками дельгониан... Да они ее просто сожрут!
Что заставляет ее делать это? Уязвленное самолюбие? Или она считает, что, как королева, обязана сама сражаться за свой народ? Может быть, не хочет принять помощь от презренных самцов из Патруля? Или... или она услышала Зов?!
Какими бы ни были причины ее поступка, и в самом деле стоило поспешить. Блейд полагал, что Лиране еще рано менять королеву.
* * *
Они не успели нагнать флаер в воздухе. Снижаясь к пологому травянистому склону, тянувшемуся вдоль изъеденных солнцем и ветрами утесов, Блейд видел на мониторе крохотную фигурку, скользившую среди камней к зияющей в скалах трещине. Из-за этих валунов он не мог посадить спидстер ближе к пещере и опустился рядом с брошенным флаером - там, где первая гряда гранитных обломков нависала изломанной стеной над степными травами. Катер Ворсела приземлился правее в тридцати футах.
- Где Бас? - осведомился велантийский ленсмен, выбравшись наружу.
- Бас почти на месте, - Блейд вытянул руку в сторону фигурок в сверкающих доспехах, спускавшихся со скал к пещере. Они торопились, но Елена явно была ближе ко входу и направлялась вперед с целеустремленностью, заставлявшей предполагать самое худшее. Скафандры десантников, максимально облегченные в предвиденьи битвы, не имели двигателей, так что валериане не могли быстро перехватить королеву. Блейд же вообще был нагим - как и предписывали местные обычаи. Он не собирался встревать в кровавую бойню, которую Ворсел с парнями Баскирка скоро затеют в подземелье; в голове у разведчика зрели несколько иные планы.
Он пристально поглядел на гриву пышных волос, что мелькала среди валунов почти у самой расселины и сказал:
- Ты видишь эту женщину, Ворсел?
- Эту самку? - уточнил ситуацию велантиец.
- Да, ее. Очень важная самка и очень... эээ... капризная. Ухвати-ка ее - только поаккуратнее - и принеси сюда.
- Для тебя, Кимбол - пожалуйста... - Ворсел слегка присел на задние лапы, готовясь стартовать.
- Да, еще одно... - Блейд коснулся гибкой шеи- - Весьма вероятно, что эта самка находится под внушением дельгониан. Когда ты принесешь ее сюда, я поставлю ментальный барьер, и она тут же очнется. Как ты думаешь, кого она увидит?
- Двух благородных ленсменов, я полагаю.
- Ошибаешься, друг мой... Одного благородного ленсмена и одного жуткого дельгонианина... Правда, храбрый ленсмен тут же прогонит чудовище.
- Хо-хо! - Ворсел открыл зубастую пасть и издал неописуемый возглас; с чувством юмора у него было все в порядке. - Ты хочешь преподать маленький урок капризной самке, считающей себя сильнее двух лучших ленсменов галактики?
- Нечто вроде этого, старина.
- Хо-хо! Арргх!
С этим боевым кличем Ворсел взвился в воздух, распахнул огромные крылья и через миг навис над головой Елены Лиранской. Она даже не взглянула на дракона, что являлось несомненным доказательством того, что женщина пребывала в гипнотическом трансе. Когда велантиец осторожно опустил ее на траву перед Блейдом, она окинула невидящим взглядом обоих ленсменов и тут же опять сделала шаг к пещере.
- Оп-ля! - Блейд, словно фокусник, щелкнул пальцами, его линза вспыхнула, и Елена очнулась. Секунду-другую она недоуменно смотрела на разведчика, потом поворотилась к Ворселу. И тут.
Разумный дракон, создание культурное, мудрое и благородное, разинул пасть и испустил кровожадный вопль. Солнце играло на полусотне острых белых зубов величиной с человеческий палец, а провал глотки казался бездонным, как колодец вечного забвения. Ворсел рявкнул еще раз, медленно облизнулся, щелкнул челюстями и вытянул шею к замершей от ужаса красавице.
- Киннисон! - пискнула она, падая без чувств в мягкую траву.
Блейд сделал рукой величественный жест, словно отгонял комара.
- Кыш, мерзкая тварь! Такие красотки не для тебя!
С воплем "Хо-хо!", который в данном случае должен был обозначать панику, Ворсел взмыл ввысь, стремительно скользнул над россыпью камней и скрылся в темной расселине. Десантники Баскирка, спустившиеся наконец с утесов, сверкающей змейкой потянулись за ним, на ходу вытаскивая свои секиры и бластеры.
Елена приоткрыла один лазоревый глаз.
- Киннисон...
- Да, моя радость...
- Ты прогнал его?
- Это было несложно, малышка.
Он присел рядом и обнял Елену за плечи. Она начала всхлипывать.
- Я думала думала, что смогу... - по алебастровым щекам катились жемчужины слез. - Но... но... это было так ужасно! Я все понимала... знала, что нельзя идти туда... и все-таки шла. А потом... потом... это чудище? О-о-о! - королева разрыдалась. - Оно пришло за мной, да?
- Оно пришло за тобой, моя красавица, но я был на месте, - заверил се Блейд, нежно поглаживая упругую грудь и прислушиваясь к грохоту, что доносился из пещеры. Похоже, Ворсел и парни Ван Баскирка будут сильно заняты в ближайшие полчаса... Его рука осторожно двинулась вниз, к золотистому мягкому треугольнику меж стройных бедер.
Елена, которой все еще мерещилась устрашающая пасть Ворсела, словно не замечала его поползновений. Блейд привлек женщину к себе и нашел губы; они были такими же сладко-терпкими, как и в первый раз, но не в пример более живыми. Потом он мягко опрокинул королеву в траву.
- Что... что ты делаешь? Что ты...
Но было уже поздно. На зеленом лугу, под голубым высоким небом, под звон стали, шипенье разрядов и яростный визг истребляемых дельгониан, Елена Лиранская впервые познала мужскую силу и мужскую нежность. И сам Кимбол Киннисон вряд ли справился бы лучше.
Блейд встал, любуясь распростертым в истоме белорозовым телом. Чуть прижмурив глаза, Елена глядела на него, губы ее были искусаны и вспухли от поцелуев.
- Я... я никогда не испытывала такого... - ее голос был тихим, как дуновение теплого ветерка.
- Тебе многое довелось испытать сегодня впервые, - произнес Блейд, всматриваясь в устье пещеры; там стремительно метались тени и сверкали вспышки выстрелов. - Да, многое... - задумчиво повторил он. - Первый страх, бессилие и обреченность, первую любовь... Дай Бог, девочка, чтобы это пошло тебе на пользу.
Она не ответила ничего, только веки с длинными ресницами прикрыли синие глаза. Блейд присел рядом и взял в свои большие ладони тонкие пальцы женщины.
- Хочешь, я заберу тебя в город?
Елена медленно покачала головой, расплескав по траве паутину рыжевато-каштановых волос.
- Нет. Не надо, чтобы нас видели вместе. Я долечу сама. Потом... Мне можно остаться здесь еще немного? Здесь теперь безопасно?
- Да, милая, здесь теперь безопасно, - подтвердил Блейд. - Только не подходи близко к пещере. Он видел, как десантники начали выбираться наружу Последними появились Ворсел и Ван Баскирк; гигант-валерианин обернулся, что-то швырнул в проход и трещину заволокло облако отравляющего газа. Разведчик погладил женщину по плечу, встал и твердым шагом направился к соратникам. Интересно, думал он, где сегодня одержана большая победа там, под сводами гнусной и мрачной пещеры, или тут, на лугу, среди истекающих медовым ароматом трав.
Бас пожелал отправиться на космодром в спидстере Блейда. Когда катер поднялся в небо и, пристроившись в хвост суденышку Ворсела, сделал круг над скалами и степью, валерианин сказал:
- Твоя подружка очнулась... - толстый палец в перчатке коснулся маленькой фигурки на экране следящего монитора, медленно бредущей к флаеру. - Почему ты не взял ее с собой?
- Бывают минуты, толстокожий друг мой, когда человеку нужно побыть наедине с самим собой, - с задумчивой улыбкой ответил Блейд. - Особенно если он вдруг понял, что является единственным человеком на всей планете.
- Единственным? - Бас приподнял бровь. - На Лиране много миллионов женщин...
- Много миллионов ведьм, хотел ты сказать. Женщина тут одна.
Полчаса полета прошли в молчании. Внезапно Блейд ощутил какое-то смутное беспокойство; оно все нарастало и нарастало, пока он наконец не понял, в чем заключалась причина охватившего его томительного предчувствия. Ни сверлящей боли в голове, ни привычной тяжести в затылке, ни молний, стреляющих в висках. И все же он знал, он был уверен, что сухонькая рука лорда Лейтона легла сейчас на рычаг, и стремительный всплеск испущенного компьютером импульса вот-вот вырвет его из иллюзорного мира Двух Галактик и швырнет обратно в металлическое кресло, под колпак коммуникатора.
Разведчик склонился к Ван Баскирку, крепко стиснув локоть валерианина, обтянутый гибкой дауремовой броней.
- Бас, кажется, мне пора уходить...
Гигант как будто не удивился. Он кивнул головой и прогудел:
- Что ж, Ким, ты - Серый Ленсмен... Тебя ждут в тысяче мест, в каждом углу галактики - он пошевелился, и его лицо с крупными, словно вырубленными топором чертами, вдруг стало серьезным. - Какие будут распоряжения?
- Только одно передай парням на "Неустрашимом", что мы прекрасно провели вместе время. И Ворселу, старому змею, - то же самое Елене. - Блейд помолчал, - Елене скажи: Ричард Блейд будет вспоминать о тебе.
- Ричард Блейд? - Ван Баскирк озадаченно сморщился - Кто это? Почему не Кимбол Ки...
- Ричард Блейд - новый Серый Ленсмен, - прервал Баса разведчик. - Кимбол Киннисон на время уступил ему... мне... свое имя и внешность. А сейчас, дружище, Блейд уходит и прощается с тобой, а Кимбол Киннисон через секунду вернется на свое законное место.
Секунда прошла Ричард Блейд всплыл из сонных глубин, из красочного миража, в котором нежился его дремлющий разум, к границам реального мира. Еще одно усилие - и, разбив зыбкое марево сна, компьютер вытолкнул его в ярко освещенный зал под башнями древнего Тауэра; странник прибыл домой.

ГЛАВА 7

Ричард Блейд сладко потянулся; лорд Лейтон смотрел на него во все глаза. Наконец старый ученый прервал молчание.
- Где вы были, Ричард? Что случилось?
На губах разведчика мелькнула мимолетная усмешка.
- Вы все равно не поверите, сэр...
- Однако! Я готов предположить самое худшее. хотя по вашему виду этого не скажешь. Ну, что это было? Сераль трапезундского паши? - его светлость требовательно уставился на Блейда.
- В каком-то смысле... Миллионы одалисок... но мне удалось уговорить только одну.
- Ричард, не паясничайте! Знаете ли вы, какого страха я натерпелся?
- Страха? Но почему?
- Потому! Я включил систему, но вы никуда не исчезли! Вы продолжали сидеть в кресле, застывший, точно мумия! Прошло пятнадцать минут, вы не реагировали ни на звуковые, ни на световые раздражители... Вы были словно в каталептическом сне! - Лейтон вытер испарину на лбу. - Словом, я испугался и подал команду возврата. Хвала Создателю, вы очнулись! - старик все еще не мог успокоиться, и Блейд заметил, как дрожат его руки. Этот сухарь с компьютером вместо сердца по-своему любил его.
- Значит, прошло только четверть часа, - задумчиво протянул разведчик, покачивая головой. Итак, его предположение оказалось верным - сон, всего лишь сон! Иллюзия, созданная его воспоминаниями, чудесным образом ожившими под воздействием машины. Вероятно, спейсер, который обеспечивал устойчивую обратную связь, позволил уточнить тему и направить действие в нужное русло...
Словно сгоняя улыбку с лица, Блейд сильно потер щеки.
- Ничего плохого не произошло, - успокоил он старого ученого. - В этом странствии я находился в полной безопасности, хотя испытал немало удивительного. Думаю, я просто смотрел фильм... приключенческий фильм о мире Двух Галактик, с Ричардом Блейдом в заглавной роли.
- Вот как? Кого же вы играли?
- Серого Ленсмена Кимбола Киннисона, как и предписано вашим сценарием, сэр.
- Что?! - седые брови его светлости полезли на лоб. - Что за неуместная шутка, Ричард? Спейсер...
- Выбросьте его в мусоропровод. Эта штука может сделать меня Кинг Конгом, Майти Маусом или Белоснежкой и семью гномами в придачу, но не способна даже на сотую дюйма продвинуть мою плоть и мой разум в реальность Измерения Икс... - Он помолчал, с тайным удовлетворением разглядывая красное лицо Лейтона. - Я просто спал, сэр, и видел сон. - Сюжет... Ну, о сюжете я вам уже докладывал. И вся эта чушь, что лезла мне под череп, являлась следствием чтения фантастических книг.
Лорд Лейтон ошеломленно помотал головой; кажется, он начинал понимать.
- Значит, эксперимент закончился полной неудачей? - старик походил сейчас на обиженного ребенка. - Или вы можете сообщить что-то полезное?
- Безусловно.
- Что? - Лейтон сделал стойку, словно почуявший добычу пес.
- Ну, во-первых, этот Киннисон и его приятели из Патруля оказались неплохими парнями. Слегка занудными, должен признать... Слишком уж они привержены определенным правилам... и топорами любят помахать... но, в общем-то, ребята ничего. Само собой, где-нибудь в Гонконге или Сингапуре таких полицейских прирезали бы дня за два, несмотря на бластеры, но для стычек с Боскомом они вполне годятся.
- С кем?
- С Боскомом. Ну, со всякими холоднокровными вроде айхов и онлониан... Очень мерзкие твари! Да и кровососы с Дельгона ничем не лучше.
Некоторое время Лейтон безмолвствовал, видимо переваривая эту ценную информацию. Потом он откашлялся и спросил:
- А что во-вторых?
- Что - во-вторых? - воззрился на него Блейд.
- Мы выяснили, что Киннисон - хороший парень, - терпеливо объяснил Лейтон. - Это - во-первых. Но всякое "во-первых" подразумевает "во-вторых".
- Ах, да... Теперь задумался Блейд. - Я хотел отметить, что у них было полно всяких любопытных штуковин...
- Каких именно?
- Ну, звездолетов, космокатеров, генераторов, защитных экранов, бластеров, излучателей антиматерии, гиперпространственных тоннелей, дуодековых бомб, дауремовых скафандров. - Простите за вольность, сэр - прервал он это перечисление, - мне кажется, что у вас вот-вот потекут слюнки.
Его светлость грустно улыбнулся.
- Вы правы, Дик. Но я же понимаю, что все поименованные вами "штучки" пустая играя воображения...
- Может быть, я изложу вам принцип безынерциального движения со скоростями, превышающими скорость света? - попробовал утешить старика Блейд.
- А! - Лейтон раздраженно отмахнулся. - Это же не ваше, Ричард, эта идея принадлежит автору "Галактического Патруля". Думаете, я не читал? Такие вещи безусловно развивают фантазию, но по сути...
- Да?
- Бред, мой мальчик! Бред, возведенный в энную степень, и проинтегрированный по всему пространству Метагалактики!
Блейд сконфуженно молчал. Наконец он потер голые колени и привстал в кресле.
- Может быть, пора снимать датчики? Честно говоря, я начинаю замерзать...
Старый ученый всплеснул руками.
- Конечно, Ричард, простите меня! Я устроил вам допрос вместо того, чтобы поздравить с благополучным возвращением из мира снов!
Он стал торопливо отдирать полоски клейкой ленты, которыми на коже разведчика крепились контактные диски многочисленных кабелей. Пока старик суетился вокруг него, Блейд задумчиво поглядывал на свою левую руку, на обнаженное запястье. Вдруг он сказал:
- Не расстраивайтесь, сэр. Черт с ним, с этим спейсером, который второй раз подводит меня... Но вот о чем я думаю, - он вытянул руку, словно ожидая, что на ней вспыхнет многоцветный широкий браслет. - У этого парня, Киннисона, было забавное устройство... ментальный концентратор-линза, позволявший влезть под череп любой твари Божьей. Если вы придумаете что-нибудь похожее, я не откажусь испытать такую штуку.
Лейтон замер, глаза его остекленели, губы беззвучно зашевелились; потом - почти инстинктивно - он потянулся к карману халата за блокнотом и карандашом.
- Сэр, не сейчас, - мягко произнес Блейд. - Сначала вы должны выпустить меня из этой крысоловки.
- Хмм... - пробормотал старик, и руки его вновь пришли в движение. - Любопытная идея... Может быть, из ваших снов, Дик, удастся выловить кое-что реальное...
- Может быть, - покорно согласился разведчик, предчувствуя, что накликал новую беду на свою голову. Но сказанного - увы! - не вернешь...
* * *
Когда Блейд, приняв душ и одевшись, уже направлялся к выходу из подземного комплекса, Лейтон ухватил его за рукав своей сухонькой, похожей на клешню краба рукой.
- Куда вы сейчас, Ричард? С докладом к Дж.?
- Нет. Докладывать, собственно, не о чем... - разведчик усмехнулся и пожал плечами. - Пожалуй, соберу я все эти книги, с которыми вы рекомендовали мне ознакомиться, свалю в багажник и двинусь на недельку к себе в Дорсет...
- О! - Лейтон просиял. - Значит, от фантастики все же есть польза? Я знал, что это развивает воображение! Скажем, эта ваша идея с ментальным усилителем недурна, совсем недурна! - Старик явно воспрял духом и, похоже, собирался всерьез приступить к проектированию линзы "а ля Кимбол Киннисон". - Итак, вы хотите засесть в своем коттедже и перечитать заново...
- Нет, сэр, - прервал старика Блейд. - Просто в моем коттедже очень большой камин - вдвое больше, чем в лондонской квартире. Я прихвачу с собой какую-нибудь девушку... желательно, рыжую с голубыми глазами... и за неделю мы расправимся с грудой этой макулатуры. - Он протянул Лейтону руку и добавил: - В промежутках между более серьезными занятиями, разумеется.

КОММЕНТАРИИ К ПОВЕСТИ "СНЫ РИЧАРДА БЛЕЙДА"

1. Основные действующие лица

ЗЕМЛЯ

Ричард Блейд, 35 лет - полковник, агент секретной службы Его Величества королевы Великобритании (отдел МИ6А)
Дж., 69 лет - его шеф, начальник спецотдела МИ6А (известен только под инициалом; упоминается)
Его светлость лорд Лейтон, 79 лет - изобретатель машины для перемещении в иные миры, руководитель научной части проекта "Измерение Икс"

МИР ДВУХ ГАЛАКТИК

Ричард Блейд 35 лет - он же Кимбол Киннисон, Серый Ленсмен
Хейнес - адмирал Патруля (упоминается)
Малькольм Крейг - капитан "Неустрашимого"
Генри Хендерсон - первый пилот
Верн Торндайк - бортинженер
Питер Ван Баскирк - командир десантников, валерианин
Нельсон - связист
Ворсел - Серый Ленсмен с Велантии, разумный дракон, друг Киннисона
Елена Лиранская - королева Лираны, ведьма; соблазнена Блейдом
Айх-Скок - Третий в Совете Пяти, айх; убит Блейдом

2. Некоторые названия и термины

Две Галактики - Первая Галактика - мир Патруля; Вторая Галактика - мир Боскома
Содружество Миров - Прогрессивное объединение звездных систем Первой Галактики
Патруль - боевая и полицейская сила Содружества
Боском - вредоносная лига преступников и пиратов из Второй Галактики
Лирана-2 - мир, населенный женщинами
Дельгон - планета, с которой происходят кровожадные дельгониане
Велантия - соседний с Дельгоном мир, населенный разумными и благородными драконами
Валерия - мир, колонизированный выходцами с Земли. На Валерии утроенное по сравнению с Землей тяготение, в связи с чем ее обитатели отличаются колоссальной силой. Десантные войска Патруля обычно набираются из валериан
"Неустрашимый" - корабль Киннисона класса "дредноут"
дредноут - тяжелый боевой корабль, оборудованный всеми мыслимыми и немыслимыми средствами уничтожения
спидстер - космический катер ленсмена айхи - мерзкие холоднокровные твари, одна из главенствующих рас Боскома
онлониане - столь же мерзкие твари с планеты Онло, соратники айхов
дельгониане - еще более мерзкие твари, палачи и гипнотизеры
соплитары - айхи третьего пола, предмет мерзких эротических устремлений этой расы
гастерация - сепуление айхов
линза - ментальный концентратор ленсменов; имеет вид широкого сверкающего браслета
ленсмены - элитарная служба Патруля; носители линзы
Серый Ленсмен - высшее звание среди ленсменов - свободный агент с неограниченными полномочиями
даурем - прочнейший материал, почти непроницаемый для излучения
дуодек - взрывчатое вещество фантастической силы
деблокатор - прибор, позволяющий незаметно проникать сквозь силовые барьеры
бластер - он же - эмиттер и излучатель; оружие
спейсер - вполне реальный прибор, в отличие от всех перечисленных выше устройств; вшит Блейду под кожу и обеспечивает обратную связь с компьютером

3. Хронология пребывания Ричарда Блейда в мире Двух Галактик

Воображаемое путешествие заняло неопределенное число дней; на Земле прошло 15 минут
Дж.Лэрд. Сны Ричарда Блейда


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация